Тэг: СТРЕС

«Кто есть кто» в теле Христа


Мартин Сандерс, заместитель исполнительного директора британской молодежной организации Youthscape в своей колонке объяснил, что имел в виду Апостол Павел, когда говорил о Церкви как о «теле Христа».


По словам служителя, Павел использовал метафору «тело Христа» по отношению к Церкви не просто для того, чтобы подчеркнуть ее целостность. Он говорил о том, что все члены Церкви разные и исполняют разные функции. Мартин Сандерс рассказал, каким органам тела соответствуют определенные части Церкви.


Голова - богословы

В эпоху, когда статьи из Интернета и даже твиты устанавливают тон и направление популярного богословия, Церкви требуются мозги больше, чем когда-либо. Академики, мыслители и, возможно, даже более нужны обычные люди, которые посвящают себя чтению и изучению Божьего Слова, - все они жизненно важны, если Церковь хочет расти в понимании того, что говорит Бог, посредством самой прямой формы общения, которую Он нам дал. Это «голова» в примере Павла.


Нос - пророки

Это может показаться несколько странным, но это именно то, что определяет пророков. Это люди, которые способны уловить запах того, что Бог делает сегодня в мире, и затем передают это всей Церкви. Это верно, как в местном, так и в национальном масштабе. Мы привыкли думать, что пророки – это чудаки Ветхого Завета, которые едят саранчу и провозглашают кару на нечестивые города. На самом деле «нос» Церкви - это те люди, которые способны понять, что говорит и делает Бог.


Глаза - стратеги

Наряду с теологами, которые толкуют слово Бога, и пророками, которые чувствуют, где Он уже трудится, Церкви нужны стратеги. Они смотрят вперед и видят, как Церковь должна действовать и реагировать. Это глаза церковной семьи, способные прочесть и оценить окружение и решить, в какой сфере Церковь могла бы оказать влияние.


Уши - слушатели

Когда дело доходит до молитвы, большинство из нас довольно хорошо говорит, но с трудом слушает. Но в случае, когда мы берем на себя роль слушателя, мы пропускаем другую половину разговора, которым должна быть молитва. Подобно этому, дар сидеть и слушать другого человека или даже нужды целой общины, кажется, редким дарованием. Уши Церкви - это люди, которые слушают. Это уши, которые метафорически открыты для того, чтобы услышать насущные потребности окружения, голоса людей, которых игнорируют и даже целого поколения. Возможно, даже для Божьего голоса, который говорит через все эти аспекты.


Рот - ходатаи

Когда мы перестаем молиться и теряем связь с Церковью, вместе с этим мы теряем свою силу. Все великие пробуждения, миссии и примеры социальной справедливости в церковной истории начинались с молитвы. И мы сошли с ума, если думаем, что возможно изменить мир без этого. Молитва - это вестник трансформации. И Церковь отчаянно нуждается в своих устах, в тех людях и сообществах, которые готовы действовать, если это поможет справиться с насущными проблемами.


Сердце - дети

Иисус бесстрашно и с любовь говорит о роли детей в своем Царстве. Он говорит, что именно их простой, доверчивой и искренней вере должны подражать все. Если вы проводите много времени вокруг детей в процессе поклонения, вы вскоре начинаете понимать, о чем Он говорил. Их сострадание, энтузиазм и (часто) неограниченная радость передаются другим.


Внутренности - молодежь

Революции вызваны глубокой убежденностью в том, что с этим миром что-то не так – когда все внутренности нам говорят, что-то должно измениться. В истории Церкви и более широкой культуре революции часто возглавляли именно молодые люди. Их чистота, идеализм и страсть абсолютно необходимы для того, чтобы Церковь двигалась вперед, поскольку она стремится войти в Царство Божье. Без этого, без наших молодых людей - мы замедлимся до обычного прогулочного шага.


Руки - активисты и «помощники»

Церковь больше всего становится «телом» Христа, когда она закатывает свои рукава и помогает людям. Возможно, эта часть Церкви наиболее подходит современной культуре. Это хорошо, ведь являясь частью большего Тела, описанного здесь, «руки» становятся великолепным свидетельством красоты христианской веры. Святая Тереза из Авилы однажды сказала, что «у Иисуса нет тела сейчас, кроме твоего. Нет рук, нет ног на земле, кроме твоих», и она была права: Церковь часто является отображением Божьей реакции на нужды.


Ноги - миссионеры

Мир по-прежнему невероятно велик, и многие из людей до сих пор не слышали Благую Весть. Вот почему жизненно важно, чтобы призванные на миссию, продолжили путь Павла и учеников. Невероятно, когда обычные люди, которые услышали голос Бога, отказались от всего, чтобы служить ему в других странах или в незнакомых частях своей собственной страны, - это ноги Церкви, которые бегут, чтобы присоединиться к Божьей работе по всему миру.


Ноги - пожилые люди

Поддерживают все это взрослые и пожилые люди. Иногда нам грустно, смотря на общины, состоящие из пожилых людей (потому что статистика показывает, что мы не смогли привлечь молодых людей), но на самом деле эти невероятные христиане - это люди, которые совершили невероятное путешествие веры. Они являются источником мудрости и знания, часто глубоко привержены молитве и во многом преданны Писанию. Иногда мы терпим неудачу, потому что не понимаем, насколько такие люди важны. Без сомнения, их посвященность церкви, дает им стабильность.


Репродуктивные органы - евангелисты

Павел говорит в 1 Коринфянам 12:23: «и которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения», и я думаю, что он делает немного самоуничижительную шутку о своей собственной роли. Павел часто замечал, что он был худшим и наименее верующим, и я думаю, что здесь он возвращается к этому. Тем не менее, есть хороший момент: Церковь так же, как человечество нуждается в размножении, чтобы продолжить жизнь. Не все имеют этот дар, но евангелисты жизненно важны, если мы хотим продолжать расти. Это может быть не особенно желанно, но они являются репродуктивной частью метафоры Павлао Теле.


Подводя итог, важно помнить, что все части Церкви важны. Такой пример, это попытка проиллюстрировать несколько ключевых концепций, которые мы могли упустить. Во-первых, каждая часть важна и имеет свою особую функцию, а во-вторых, что ни одна часть не является более важной, чем другие. Иногда мы можем недооценивать наших детей или наших пожилых людей, которые в основном служат Церкви, молясь за нее, но в этом контексте это невозможно сделать. Вы не хотели бы лишиться вашего сердца, ваших ног или рта, не так ли? В этом гениальность иллюстрации Павла, и, возможно, именно поэтому он повторял ее много раз.


Источник: Christian Today

Давайте обсудим 8 отличий протестантов и католиков


Пастор Кевин ДеЯнг из церкви «Завет Христа» в Мэтьюсе, Северная Каролина, назвал восемь основных различий между католиками и протестантами, утверждая, что разногласия все еще имеют значение, несмотря на изменение взглядов в последние годы.


Этот вопрос ДеЯнг поднял в своей статье, опубликованной в «The Gospel Coalition» во вторник. Он отметил, что хотя сегодня протестанты называют военные действия и сексуальную революцию самыми большими угрозами для христианства, сто лет назад те же самые верующие назвали бы самой большой проблемой Католическую Церковь.


«До недавнего времени протестанты и католики в этой стране были, если не врагами, то, игроками команд-соперников», - заявил пастор и автор.


ДеЯнг назвал недавнюю «оттепель» положительным явлением, но также отметил, что богословские различия между ними «все еще широки и в некоторых местах глубоки».


Во-первых, взгляды на Церковь – одно из главных отличий. Католики считают, что Папа непогрешим, когда он делает официальные доктринальные высказывания, в то время как протестанты так не думают.


Во-вторых, у католиков расширенный библейский канон, если говорить о Библии. «В дополнении к 66 книгам протестантской Библии, католическая Библия включает Апокрифы, например, книгу Товита, Джудит, 1 и 2 Маккавейская, Сираха и Варуха. Католическое учение также больше ценит традицию, чем протестантское», - сказал он.


В-третьих, ДеЯнг отметил, что для католиков Вечеря Господня занимает центральную позицию веры. «Католики верят, что хлеб и вино фактически превращаются в тело и кровь Христа, - объяснил он. – Эти составляющие предлагаются, как жертва от церкви и жертва Иисуса Христа на кресте. Это совершается не просто, как воспоминание о жертве Христа, но обновление искупления. Жертва Христа и жертва Евхаристии - это одна жертва. Жертва [Евхаристии] действительно умиротворяющая».


В-четвертых, пастор напомнил, что крещение также является спорным вопросом. «Католики учат, что "крещение является обязательным для искупления". Во время погружения в воду смывается первородный грех и мы становимся едины со Христом. Крещение - это не просто знак и печать благодати, но на самом деле подтверждает спасительную благодать», - написал он.


В-пятых, он отметил, что, в отличие от протестантов, католики считают, что Мария была не просто матерью Иисуса, но также и «матерью Церкви». «Она не имела первородного греха и в конце ее земной жизни "она была вознесена в небесную славу телом и душой". Она ходатайствует за Церковь, "продолжает приносить нам дары вечного спасения" и "является матерью для нас в порядке благодати"», - пояснил он.


В-шестых, ДеЯнг указал на различие во взглядах на чистилище. Хотя протестанты не верят в существование такого места, католики, по его словам, считают, что те, кто умирают по благодати Бога, но все еще несовершенно очищены, будут иметь вечную жизнь, но должны сначала пройти очищение в чистилище».


В-седьмых, в комментарии относительно заслуг ДеЯнг утверждает, что несправедливо предполагать, будто католики учат, что спасение можно заслужить.


«Многие католики могут верить в это, но официальное учение Рима более тонко, хотя все еще далеко от принципа Реформации "sola gratia"», - написал он, ссылаясь на протестантский принцип «только благодатью», что подразумевает спасение по благодати Бога и только через веру в Иисуса Христа.


В своем последнем пункте пастор написал, что католические учения отвергают протестантскую доктрину вмененной праведности.


«Вопрос в следующем: это праведность, которой мы прощены, оправданы перед Богом, и которая работает в нас; или это праведность, которую мы приобретаем по мере своего духовного роста? Католики говорят, первое, протестанты, второе», - сказал он.


ДеЯнг подытожил мыслью, что католики и протестанты должны относиться друг к другу с уважением, но также отметил, что они значительно отличаются и эти разногласия «по-прежнему имеют значение».


Ранее сообщалось, что вашингтонский исследовательский центр Pew выяснил, что за 500 лет после Реформации богословские различия между католиками и протестантами исчезли до степени, которая шокировала бы христиан прошлого.


Ученые отметили, что в последние десятилетия наблюдается медленное сближение между католической и протестантской традициями, ведется сотрудничество и диалог между конфессиями, которые поощряет Папа Римский Франциск.


Источник: The Christian Post.

МОЖНО ЛИ НАУЧИТЬСЯ ЛЮБИТЬ БЛИЖНЕГО, ЕСЛИ НЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО ТАКОЕ ЛЮБОВЬ?


Три банкрота

Как это ни печально признавать, но неспособность любить является общим диагнозом для всего человечества. Чтобы убедиться в этом, совсем не обязательно заглядывать в душу всем и каждому. Даже самый поверхностный взгляд на историю любого народа, да и на мировую историю в целом, приводит к неутешительному выводу: люди гораздо более склонны обижать и мучить друг друга, чем — любить. Войны, революции, кровавые междоусобицы, убийства, насилие… На этом историческом фоне сам разговор о любви к ближнему может показаться возвышенной идеей, так и не осуществленной на практике.


Но не одна только история дает повод к подобному пессимизму. Литература также представляет нам целый ряд героев, чья неспособность любить является их главной художественной характеристикой. Тут и молодой повеса Евгений Онегин, с холодной легкостью отвергший искреннее и чистое чувство провинциальной девушки, а после невесть с чего вдруг застреливший своего лучшего друга. Тут и отважный Григорий Александрович Печорин, с помощью нехитрой, но подлой интриги похитивший несчастную черкесскую княжну, которая надоела ему спустя четыре месяца и вынуждена была жизнью заплатить за романтические забавы скучающего искателя приключений.


Но если отсутствие способности к любви у этих двух героев русской литературы еще можно как-то попытаться объяснить схожестью их характеров и общей наклонностью к скуке, то третий персонаж, которого бы хотелось упомянуть в этой связи, напрочь вываливается из подобного объяснения. Жизнерадостный прохиндей Остап Бендер — кипучий, деятельный и не склонный к рефлексии — в отношениях с женщинами, как это ни странно, в точности повторяет «подвиги» своих литературных предшественников, упомянутых выше. Сначала, подобно Печорину (влюбившему в себя Мери, а затем бросившему ее), великий комбинатор позорно убегает от полюбившей его дочери старого ребусника, а после (как и опомнившийся к концу романа Онегин) безуспешно пытается напомнить оставленной им девушке о ее былой любви.


Два самых известных литературных меланхолика и веселый жулик оказались удивительно похожи в своей неспособности любить. В чем же тут дело? Почему столь разные типы людей в важнейшей сфере своего бытия оказываются так одинаково и фатально несостоятельными?


Рассуждать об этом с различных точек зрения можно довольно долго. Однако если обратиться к христианству, ответ на такой вопрос найти совсем несложно.


Как теряют любовь


В Евангелии Христос ясно говорит, что потеря любви является прямым следствием уклонения человека от исполнения заповедей Божиих: по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь (Мф 24:12). Очень важно понять, что само слово «беззаконие» в отношении заповедей имеет не юридический смысл по принципу: ты нарушил закон, Бог тебя за это накажет. Христианство говорит совсем о другом, духовном законе, который правильнее было бы сопоставить с законами физики, химии, биологии и любой другой естественной науки. Ведь если человек, нарушая законы собственной природы, попытается сесть на раскаленную плиту, лизнуть железо на морозе или выпить серной кислоты, то вряд ли кому-либо придет в голову назвать печальные, но вполне естественные последствия такого беззакония — наказанием Божиим. То же самое происходит, когда человек пренебрегает духовными законами своего бытия. В сущности, все заповеди Евангелия как раз и являются такими законами, а вовсе не какими-то формальными и внешними по отношению к человеку требованиями.


Нет, в заповедях Господь лишь открывает нам принципы здорового существования нашей духовной природы, некую норму человечности, при соблюдении которой человек не будет вредить собственному естеству. Ну, в самом деле, разве вызовет у кого-то протест утверждение о том, например, что зависть или обида наносят вред, и прежде всего — самому завистнику или обиженному? Или что гневливый человек сам себе укорачивает жизнь? Да любая, даже самая далекая от христианства психологическая школа безоговорочно подтвердит сегодня истинность этих мыслей! Поэтому слова «грех» и «беззаконие» в Евангелии означают нарушение принципов нормального человеческого существования, которое неизбежно влечет за собой страдание, разрушение, смерть.


В общем-то, все заповеди лишь выявляют различные грани главного призыва Евангелия, который, наверное, известен любому культурному человеку — любите друг друга (Ин 34:13). Ведь на того, кого любишь, не станешь гневаться, ему не будешь завидовать, простишь ему любую обиду и никогда не станешь его осуждать. Таким образом, в заповедях изложены не какие-то отвлеченные истины — пускай и возвышенные, — а принципы деятельного проявления той самой любви, которой нам так не хватает в нашей жизни. Но что же происходит, если человек нарушает эти принципы? Об этом нетрудно догадаться по нехитрой аналогии: а что бывает, когда человек нарушает законы физики и пытается разжечь костер посильнее, усердно поливая его водой? Ответ очевиден: огонь погаснет. Ровно то же самое происходит и с любовью в сердцах тех людей, которые нормой своей жизни сделали нарушение закона любви, то есть — грех.


И если внимательно рассмотреть литературные истории жизни Онегина, Печорина и Остапа Бендера, то причину их неспособности к любви увидеть совсем несложно.


Так, по словам Пушкина, бедный Евгений самые чистые и естественные порывы молодости потратил на сомнительные похождения и бесконечные любовные интрижки:


Он в первой юности своей
Был жертвой бурных заблуждений
И необузданных страстей.


За восемь лет такой беспорядочной жизни Онегин довел себя до весьма печального состояния, когда женщина перестала быть для него тайной, желанной целью и радостным открытием:


В красавиц он уж не влюблялся,
А волочился как-нибудь;
Откажут — мигом утешался;
Изменят — рад был отдохнуть.
Он их искал без упоенья,
А оставлял без сожаленья,
Чуть помня их любовь и злость.


Еще страшнее выглядит внутренняя жизнь Печорина, вернее, то, что он сам сделал с этой своей жизнью. Ведь не так уж и лицемерит Григорий Александрович, когда, рисуясь перед княжной Мери, проговаривает свое жизненное кредо: «Я был готов любить весь мир, — никто меня не понял: и я выучился ненавидеть». Здесь герой честно признает любовь ко всему миру — нормальным состоянием здорового, неиспорченного человека. Правда, вину за утрату этого своего здорового состояния Печорин пытается полностью переложить на окружающих. Но путь этот тупиковый и бесплодный. Ведь если мою душу искалечили другие люди, то, значит, и приводить ее в порядок должен не я, а они. Собственно, именно такой вывод и делает лермонтовский герой: «…если б все меня любили, я в себе нашел бы бесконечные источники любви». Поставив способность к любви в зависимость от нравственности окружающих, «герой нашего времени» полностью отсек для себя возможность исцеления и пришел в поистине ужасное состояние, когда страдания другого человека, да и сама жизнь его становятся лишь забавой, топливом для эмоций, хоть как-то теребящих его ледяное сердце: «А ведь есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет! Я чувствую в себе эту ненасытную жадность, поглощающую все, что встречается на пути; я смотрю на страдания и радости других только в отношении к себе, как на пищу, поддерживающую мои душевные силы. Сам я больше не способен безумствовать под влиянием страсти; честолюбие у меня подавлено обстоятельствами, но оно проявилось в другом виде, ибо честолюбие есть не что иное, как жажда власти, а первое мое удовольствие — подчинять моей воле все, что меня окружает; возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха — не есть ли первый признак и величайшее торжество власти? Быть для кого-нибудь причиною страданий и радостей, не имея на то никакого положительного права, — не самая ли это сладкая пища нашей гордости? А что такое счастье?


Насыщенная гордость


Счастье — как насыщенная гордость! Бедный Печорин… Если бы он только знал, что гордость в принципе ненасыщаема и никогда не удовлетворится тем состоянием, в котором находится человек, сколь бы высоко он ни вознесся! По учению Церкви, нет более страшного нарушения закона любви, чем гордость, медной стеной отделяющая человека от всего мира, от других людей и от Самого Бога. Чтобы убедиться в истинности этого утверждения, достаточно просто перечитать страшные строки из дневника Печорина, приведенные выше.


Ну а неутомимый охотник за денежными знаками Остап Бендер лишил себя способности к любви иным методом, не менее разрушительным, чем блуд или гордость. На что же этот симпатичный литературный герой потратил весь пыл своей энергичной натуры, куда употребил таланты, которыми так щедро наделили его авторы? Об этом лучше всего сказал сам великий комбинатор в претенциозной эпитафии самому себе: «Он любил и страдал. Любил деньги и страдал от их недостатка». Вполне откровенный и точный диагноз. Любовь к деньгам в христианской традиции носит название сребролюбия. А о том, какую разруху производит сребролюбие в душе человека, прямо сказано в одном из посланий апостола Павла: А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые… сами себя подвергли многим скорбям (1 Тим 6:9–10).


В эту короткую цитату полностью укладывается вся трагикомическая история не только Остапа Бендера, но и многих других. История людей, которые в погоне за деньгами растратили свои многочисленные способности и энергию молодости, не создали семьи, не приобрели друзей… Ведь даже деньги, которые Бендер в конце концов сумел получить, не согрели его душу и не принесли счастья. Потому что не может стать счастливым тот, кто не способен любить.


Конечно, все эти герои не более чем плод писательской фантазии. Но ведь в том и притягательность настоящей литературы, что в образах вымышленных героев она показывает нам такие состояния человеческой души, на которые уже вполне реально отзывается наше сердце, наша совесть, наш жизненный опыт. И если быть с собой до конца честным, то многое из того, что лишило любви Онегина, Печорина и Остапа Бендера, мы в той или иной мере найдем и в своей жизни.


Как животное или — как Бог?


«Нет попутного ветра для того, кто не знает, в какую гавань он хочет приплыть», — когда-то сказал Монтень. К сожалению, этот тезис как нельзя более уместен в разговоре о любви в случаях, когда под этим словом подразумевается все что угодно: бурная страсть, физическое влечение, мимолетная симпатия или просто какое-то неопределенное томление в душе. Учиться любви, имея о ней столь смутные представления, — столь же неблагодарный труд, как разгадывать кроссворд, в котором отсутствуют не только ответы, но и вопросы.


В целом слово «любовь» ассоциируется у современного человека с некими бурными переживаниями, радостью или слезами, трепетом и замиранием сердца, одним словом — с сильным эмоциональным волнением. И действительно, тот, кто хоть однажды был влюблен, знает это состояние, когда в любимом человеке вдруг сосредотачивается весь смысл твоего существования. Но куда же девается это волнение страстей спустя некоторое, иногда совсем непродолжительное время? Почему так часто со скандалом делят имущество муж и жена, которые еще совсем недавно жить не могли друг без друга?


Жизнь очень сложная штука, но все же, наверное, не последнюю роль в таких разочарованиях и семейных драмах играет как раз неправильное понимание людьми важнейшего вопроса: что такое любовь? Ведь если понимать любовь как эмоцию, то неизбежно придется признать, что, подобно всем прочим чувствам, она очень изменчива, неустойчива и зависима от множества внешних и внутренних факторов нашей жизни. Не выспался — и уже не до чувств. Переел — снова не до них. Пасмурная погода за окном, больной зуб, случайно сказанное слово, косой взгляд, падение уровня сахара в крови — все эти вещи, как и великое множество других, здесь не названных, постоянно влияют на наши чувства. И если ставить свою любовь к ближнему в зависимость от многообразных обстоятельств жизни, то сохранить такую любовь-эмоцию окажется невероятно трудной задачей.

К тому же эта любовь обладает одной не очень симпатичной характеристикой: нам свойственно испытывать ее либо к тем, с кем хорошо нам, либо к тем, кому хорошо с нами. Но стоит даже приятному нам человеку выразить хотя бы легкое недовольство в наш адрес, как сразу же вместо любви к нему в душе вспыхивают совсем другие эмоции. А уж если мы узнаем, будто этот человек сделал нам какую-нибудь откровенную гадость — тут уж только держись! Тогда начинается такая «любовь», которая для несчастной бесприданницы Ларисы Огудаловой заканчивается приговором: «Так не доставайся ж ты никому!» и пулей в сердце, для пылкой Кармен — ножом в груди, а для Дездемоны — смертью от рук ревнивого мужа. В общем, с любимыми, которые вместо удовольствия начали доставлять неудобства, очень часто все происходит по схеме известной фольклорной истории, когда некий хозяин любил свою собаку лишь до тех пор, пока она не съела у него кусок мяса. Можно было бы, конечно, списать все эти печальные события на бурную фантазию драматургов, да вот беда — реальные уголовные хроники всех газет мира во все времена переполнены подобными трагедиями.


Именно такую любовь, сведенную к эмоции, Христос решительно отвергает, говоря ученикам: …если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?(Мф 5:46).


Любовь-эмоция почти не отличается от инстинктов животного. Поэтому нормой человеческой любви Христос объявляет нечто неизмеримо более высокое и требующее от людей существенного волевого и нравственного усилия: Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф 5:43-45).


Но любить своего врага, руководствуясь эмоциями и чувствами, уже не получится, поскольку чувства эти будут прямо противоположными любви. И здесь кроется одно из главных отличий любви христианской от всех прочих ее пониманий и трактовок: евангельская любовь обязательно предполагает жертвенность. А жертвой в данном случае должен стать отказ от таких естественных человеческих чувств, как неприязнь и отвращение, которые мы обычно испытываем к своим врагам. Занятие это нелегкое и даже болезненное, но ведь и цель его безмерно высока: уподобиться в любви уже не животному, но — Богу.


«Проблема расширенного эгоизма»


Ну вот, похоже, и найдены нужные слова: любовь — как жертвенность, способность к самоотдаче. Казалось бы, вот оно — христианское понимание любви! Но и тут нас подстерегают скрытые опасности. Оказывается, жертвенность вполне возможна и при отсутствии любви к ближнему. Не зря ведь апостол Павел предостерегает христиан от подобного перекоса в восприятии Евангелия: если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы (1 Кор 13:3).


Возникает закономерный вопрос: а что же, собственно, может стать для меня причиной самопожертвования, если не моя любовь к ближнему? Ответ на это — тема для отдельного большого разговора, поэтому ограничимся здесь лишь одним его аспектом, который можно было бы условно назвать «проблемой расширенного эгоизма».


Дело в том, что, вкладываясь в объект своей любви, отдавая ему силы, время, жертвуя ради него какими-то удовольствиями, человек потихоньку начинает любить в нем именно этот свой вклад, а точнее — себя самого в любимом. В итоге получается такая вот расширенная любовь к себе, пусть даже в нее будут включены мой муж или моя жена, мои дети, моя собака. Но в центре подобного отношения всегда будет этот злосчастный общий знаменатель — «мое». Такая любовь может превратиться в гордость, отделяющую нас и наших любимых от остального мира и уничижающую все, что находится за этой границей.


Убедительный пример такого расширенного эгоизма, принимаемого за любовь, можно увидеть в знаменитой сказке французского писателя Экзюпери, когда Маленький принц объяснял ничейным розам, в чем их отличие от его любимого цветка: «Вы ничуть не похожи на мою розу. Вы еще ничто… Вы красивые, но пустые. Ради вас не захочется умереть. Конечно, случайный прохожий, поглядев на мою розу, скажет, что она точно такая же, как вы. Но мне она дороже всех вас. Ведь это ее, а не вас я поливал каждый день. Ее, а не вас накрывал стеклянным колпаком. Ее загораживал ширмой, оберегая от ветра… Я слушал, как она жаловалась и как хвастала, я прислушивался к ней, даже когда она умолкала. Она — моя».


Логика Маленького принца здесь предельно ясна: чем больше самого себя вкладываешь в то, что любишь, тем больше оснований считать это своим. А все остальное можно спокойно считать «ничем», поскольку оно ведь еще ничье. Неудивительно, что бедные розы смутились, услышав эту декларацию любви-собственности. Конечно, Маленький принц — удивительно светлый и добрый герой, пожалуй, даже один из самых светлых во всей мировой литературе. Но в данном случае его понимание любви, к сожалению, не очень сильно отличается от жизненной философии генеральского денщика — персонажа одного из очерков Н. Лескова. Этот денщик делил все человечество на две неравные части: к одной он относил себя и своего барина, к другой — всю прочую «сволочь». Подобным образом и любовь-собственность заставляет человека автоматически делить весь мир на «мы» и «они». И тогда, чем бы он ни жертвовал во имя подобной любви, эта жертва неизбежно будет принесена им лишь себе самому.


Христианство предполагает совершенно иной принцип отношения к окружающим, когда основанием для любви к ближнему является вовсе не наша собственная мера жертвенности по отношению к нему, а безмерность жертвы Христа за все человечество. Чтобы эта мысль стала более понятной, можно рассмотреть ее на примере отношения героя сказки Экзюпери к чужим розам. Маленький принц по-детски наивно определил их как «ничто», поставив ничьим цветам в упрек тот факт, что ради них еще никто ничем не пожертвовал[1]. Но христиане знают, что Христос пострадал за каждого человека, а следовательно: каждый из людей — Его, потому что для Бога нет беспризорных цветов. Христиане призваны в каждом человеке видеть Христа и почитать в любом случайном встречном образ Божий. При таком мировоззрении разделение людей на своих и чужих по какому-либо признаку становится попросту невозможным. Вот как пишет об этой «неразборчивости» христианской любви святитель Игнатий Брянчанинов: «И слепому, и прокаженному, и поврежденному рассудком, и грудному младенцу, и уголовному преступнику, и язычнику окажи почтение как образу Божию. Что тебе до их немощей и недостатков! Наблюдай за собою, чтобы тебе не иметь недостатка в любви».


Любовь — не эмоция


На расстроенном рояле даже самый выдающийся исполнитель всех времен и народов не сможет толком сыграть и банального «Чижика-пыжика». Все его мастерство, весь обширный репертуар, экспрессия и выразительность игры окажутся бесполезными, если инструмент не будет должным образом настроен. То же самое вполне справедливо и в отношении человеческой души: она тоже нуждается в правильной настройке, без которой все наши мысли, слова и действия могут оказаться фальшивыми.


Христианская любовь к ближнему — это не чувство, и даже не действие, а именно такая настройка, а вернее, устроение человеческой души, когда в ней живет постоянная готовность отнестись к любому человеку, как к Самому Христу. Ведь в христианстве дистанция между этикой в отношениях с Богом и этикой межчеловеческих отношений практически сведена к нулю словами Христа: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф 25:40). Каждый человек, как бы ни был он плох и неприятен нам, призван к бытию Богом, любим Им, несет в себе Его образ. И для желающих исполнить христианскую заповедь о любви к ближнему прежде всего необходимо так настроить свои ум и сердце, чтобы в любом человеке за всеми его индивидуальными несовершенствами видеть этот образ Божий, помнить о том, что он — такое же любимое Богом создание, как и ты сам. Лишь на почве подобного устроения души способна прорасти та любовь, о которой говорит Евангелие. Практический же рецепт такой настройки можно увидеть в творениях святых отцов, всю свою жизнь употребивших на освоение этой непростой науки — любить ближнего.


«Воздавай почтение ближнему как образу Божию — почтение в душе твоей, невидимое для других, явное лишь для совести твоей. Деятельность твоя да будет таинственно сообразна твоему душевному настроению. Воздавай почтение ближнему, не различая возраста, пола, сословия, — и постепенно начнет являться в сердце твоем святая любовь. Причина этой святой любви — не плоть и кровь, не влечение чувств, — Бог», — говорит святитель Игнатий (Брянчанинов).


В чем же на деле должно быть выражено такое душевное устроение, объясняет другой святой — авва Дорофей: «Не делай зла ближнему, не огорчай его, не клевещи, не злословь, не уничижай, не укоряй, и таким образом начнешь после мало-помалу и добро делать брату своему, утешая его словами, сострадая ему или давая ему то, в чем он нуждается; и так, поднимаясь с одной ступени на другую, достигнешь с помощью Божией и верха лестницы. Ибо, мало-помалу помогая ближнему, ты дойдешь до того, что станешь желать и пользы его, как своей собственной, и его успеха, как своего собственного. Сие и значит возлюбить ближнего своего, как самого себя».


Вот, собственно, и все. Нетрудно увидеть, что никаких сверхъестественных ухищрений и неисполнимых требований здесь нет. И прежде всего нужно научиться так любить самых близких своих людей — мужа, жену, детей, родителей… Не потому, конечно, что они — наши родственники. Просто именно с ними мы общаемся гораздо больше, чем с остальным человечеством, и где же еще осваивать христианскую любовь к ближнему, как не в собственной семье? Глупо учиться любви к врагам, так и не научившись любить свою бабушку.


Конечно, в приведенных здесь цитатах отцов описано лишь самое начало стяжания любви к ближнему. Путь же ее совершенствования бесконечен, поскольку человек призван уподобиться в ней Самому Богу. Но без этого драгоценного начала весь остальной путь окажется для нас безнадежно закрыт.


Мы понимаем, что такая трактовка образа Маленького Принца может вызвать неоднозначную реакцию и многим не понравиться. Однако из уважения к позиции автора мы не стали подвергать текст редактуре и убирать из него это сравнение, что не означает, что редакция разделяет данную позицию. — Ред.


Источник: Фома.Ru

Как побороть "хроническое беспокойство"


Макс Лукадо, писатель, евангелист и пастор мегацеркви «Оак Хиллс», (Сан-Антония, Техас) дал советы людям, испытывающим «хроническое беспокойство», в связи с новостями о трагедиях в мире.


«Сколько еще мы сможем вынести? Массовое убийство в Лас-Вегасе. Пуэрто-Рико разрушает очередной ураган. Мехико сотрясают землетрясения, семьи остаются без домов, и количество невинных жертв растет. Войны и слухи о войнах гудят в Северной Корее, угрожая нашим союзникам и нашей родине. Если смотреть на собственные жизни, то ситуация не намного лучше: финансовый стресс, кризис здоровья, проблемы в отношениях, - отметил Макс Лукадо. - Вы когда-нибудь чувствовали себя измученным? Хотеть спрятаться, выключить телевизор, телефон, накрыться с головой одеялом и надеяться на то, что все это продет к утру? То, что вы чувствуете, имеет конкретное название – хроническое беспокойство. Вам страшно, а леденящий ветер не прекращает завывать. И даже когда шторм стихает, есть ощущение, что скоро придет еще один. И он всегда... приходит... Беспокойство - это вор, забирающий наш сон, нашу энергию, наше благополучие и наш мир».


По данным Национального института психического здоровья, тревожные расстройства достигают эпидемических масштабов. В течение года более 50 миллионов американцев сталкиваются с  паническими атаками, фобиями или другими тревожными расстройствами. Население США в настоящее время признано народом, который более всего страдает от тревожных расстройств в мире.


«Безусловно, натиск стихийных бедствий, глобальное напряжение и личные проблемы реальны. Вы или кто-то, кого вы знаете, лишились возможности выкупа по закладной, борются с раком или разбирают дом, уничтоженный потопом, - подчеркнул писатель. - Нам нужно каким-то образом сориентироваться в жизни, которая постоянно утопает в море адреналина. Каждые несколько секунд что-то меняется, появляются новые угрозы, о которых мы узнаем благодаря нашим смартфонам, через телевидение или из экрана компьютера.  Во времена наших бабушек и дедушек, чтобы новость о землетрясении в Непале разлетелась по всему миру, потребовалось бы несколько дней, а то и недель. Во времена наших родителей вечерние новости сообщали о катастрофах. Сегодня это вопрос минут, или даже секунд. Мы едва приняли тот факт, что произошла одна катастрофа, как мы уже узнаем о новой».


Автор призвал людей, переживающих чувство безнадежности, не беспокоиться о том, что они чувствует беспокойство.


«Каждый из нас время от времени переживает. Даже Иисус в Свое время тоже беспокоился. За день до Своего распятия, Он был полон страха. Я думаю, что лекарство для себя мы можем взять из Его примера. Когда Иисус беспокоился, Он начинал молиться, - отметил Макс Лукадо. - Когда вам кажется, что беспокойство накрывает вас с головой, следуйте этим шагам: молитесь немедленно. Не пренебрегайте проблемами, которые испытываете вы или ваш сосед. Просите Бога о помощи, как только поймете необходимость. Молитесь целенаправленно. Когда мы сводим наши беспокойства к определенным пунктам, они становятся измеримыми. Смутные угрозы кажутся больше, чем конкретные испытания.  Молитесь за других и молитесь с другими. Когда мы берем во внимание проблемы других и заручаемся их помощью в отношении наших испытаний, тогда наши проблемы становятся более преодолимыми. Молитесь с благодарностью. Тревога и благодарность не могут идти вместе. Когда мы перечисляем то, за что благодарны, наш список проблем теряет свою мощь».


Писатель подчеркнул, что тревога, хоть и является неотъемлемой частью жизни, не должна стать всей жизнью человека.


«Путь к миру проложен молитвой. Давайте пригласим Бога помочь нам разобраться в том, как мы реагируем, когда сталкиваемся со страхами и побеждаем битву над волнением. С Его помощью мы можем найти спокойствие в хаотичном мире», - подытожил Лукадо.


Источник: The Christian Post.

Я поверил в Бога после стрельбы


Тейлор Бендж, выживший после стрельбы в Лас-Вегасе, рассказал о том, как поверил в Бога после происшествия.


Тейлор сказал, что он не знал, что ему делать, когда Стивен Паддок устроил ужасную масштабную перестрелку на фестивале кантри-музыки в Лас-Вегасе


«Огромное количество людей лежали в лужах крови. Я не знал, как вести себя дальше и что мне делать, как действовать», - сказал Бендж телеканалу CNN.


Но во время худшей массовой перестрелки в истории США, в которой число погибших в настоящее время составляет более 50 человек с более чем 400 ранеными, Бендж говорит, что его сердце изменилось.

«Такая ситуация не может на вас не повлиять. На самом деле, в такой момент вы можете рассчитывать только на Бога и надеяться, что все это закончится, - сказал он. - Я знаю, что я не могу говорить за всех, но лично я был полнейшим агностиком до этого концерта, а сейчас я твердо верю в Бога, потому что нет больше никакого объяснения тому, что после этой стрельбы я все еще могу быть здесь, дышать и говорить с вами».


Источник: Charisma News.

Как превратить искушения в благословения


Американский блогер Тим Челлис в своей статье назвал восемь способов, с помощью которых можно превратить искушения в благословения.


«Бог пообещал, что “любящим Бога, призванным по [Его] изволению, все содействует ко благу” (Рим. 8:28).Это дает нам уверенность, что Бог действительно может все обратить на добро для нас. Нет такой ужасной ситуации, настолько сильного врага и столь великого искушения, чтобы это обетование оказалось бессильным», - отметил блогер.


Он подметил, что даже искушения Бог может использовать таким образом, чтобы они приносили пользу, вместо того чтобы навредить.

Челлис назвал восемь способов, как Бог дарует людям благо через искушения:


1. Искушение побуждает душу молиться.


«Чем яростней искушает сатана, тем ревностней святой молится, - подчеркнул автор. - Олень убегает от опасности, едва завидев охотника, – точно так же и душа быстро бежит к престолу благодати под огненными стрелами сатаны».

Он подчеркнул, что когда Павел был подавлен «ангелом сатаны», он «трижды молил Господа… чтобы удалил его».

«Все, что побуждает нас молиться, служит нам к добру», - добавил блогер.


2. Искушение тренирует нашу способность противостоять греху.


«Чем больше Божье дитя искушаемо, тем чаще он сражается с искушением. Чем чаще сатана искушает богохульством, тем больше святой трепещет от ужаса перед богохульными мыслями и кричит: “Отойди от меня, сатана!”» - написал Тим Челлис.


Блогер напомнил, что когда жена Потифара усилила свое искушение, Иосиф усилил и свое сопротивление. По его словам, искушение, которое дьявол использует как «шпоры», понуждая нас совершить грех, Бог использует как узду, удерживающую нас от греха.


3. Искушение исцеляет от гордости.


«Павел говорил о “жале в плоти”, которое ему было дано, чтобы он “не превозносился” (2 Кор. 12:7). Это жало Бог послал Павлу, чтобы его не раздувало от гордости! – отметил автор статьи. - Намного лучше, когда нас смиряет жало неудачи, чем когда превозносит успех. Чтобы уберечь христианина от высокомерия, Бог может попустить ему оказаться в лапах сатаны на некоторое время, пока он не будет исцелен от раздувающей его гордости».


4. Искушение испытывает наши сердца.


По словам Челлиса, дьявол искушает нас, чтобы прельстить грехом, обмануть, но Бог допускает искушение, чтобы проверить нас.

«Искушение испытывает нашу искренность и зрелость – открывает, насколько наше сердце предано Христу. Слабый христианин уступает сатане при первом же искушении, подобно тому как дитя отдает свои деньги (данные ему для обеда) при первом же требовании хулиганов, - подметил он. - Сильный христианин умело орудует духовным мечом и скорее умрет, чем уступит искушению. Отвага христианина нигде не проявляется в такой степени, как на поле битвы (духовной)».


5. Искушение делает нас способными утешать других.


Блогер подчеркнул, что христиан должен пройти сквозь горнило дьявольских искушений, прежде чем он научится говорить слово “вовремя” тем, кто измучен, проходя через подобные испытания.

«Тот, кто уже прошел тем или иным опасным, извилистым путем, лучше всего снаряжен для того, чтобы помочь другим, идущим этим же путем. Подобным образом, тот, у кого кровоточат раны, нанесенные когтями сатаны, действительно может утешить других жертв сатаны. Никто не обладает такой способностью разоблачать скрытые коварные замыслы дьявола, как тот, кто прошел его школу искушений», - добавил он.


6. Искушение открывает отцовское сострадание Бога.


«Больше всего внимания и любви получает ребенок больной, получивший травму. Когда святой переживает жестокие искушения, Христос молится, и небесный Отец испытывает к нам особое сострадание, - написал Тим Челлис. - Когда сатана поражает душу “болезнью”, с исцелением приходит Бог. Как говорил Лютер, “искушения толкают нас в объятия Христа”. Именно в искушениях больше всего проявляется присутствие Христа».


7. Искушения побуждают нас больше желать небес.


«Небеса – место вечного отдыха, где мы будем избавлены от всяких искушений. Когда орел парит под облаками или восседает где-то на вершине, его не тревожат враги. Точно так же, когда верующие будут вознесены на небеса, их не сможет совращать старый Змий – дьявол», - отметил блогер.


Он подчеркнул, что в этой жизни после окончания одного искушения следует другое, поэтому усталость от искушений побуждает Божьих детей еще больше желать неба.


8. Искушения приводят в действие силу Христа.


«Христос – наш Друг. И когда мы искушаемы, Он задействует всю Свою силу, чтобы нам помочь. “Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь” (Евр. 2:18). Если бы христианину пришлось в одиночестве сражаться с “голиафом ада”, у него не было бы ни никаких шансов на победу. Но Иисус Христос дарует избыток сил и новых ресурсов благодати. “Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас” (Рим. 8:37)», - подытожил Тим Челлис.


Источник: статья

Если вы не переживаете присутствие Бога, это не грех


Автор и библеист Р. Т. Кендалл рассказал, что это не плохо и не греховно, если человек не чувствует Бога постоянно.


«Когда вы ничего не чувствуете, когда Он не отвечает на вашу молитву, и вы чувствуете себя преданным, когда кажется, что Он нарушил Свое слово, вы говорите: "Ну ладно, спасибо. Господь, кажется, Ты меня больше не заботишь", - отметил Кендалл. - Бывают времена, когда вы ничего не чувствуете, когда Он "подводит вас", и весь ад ополчается. Понимаете, подобные вещи не произойдут на Небесах, но они происходят здесь, и это ваша возможность сделать то, что мало кто делает. И это необходимо делать сразу, а именно, угождать Ему».


В своей новой книге «Присутствие Бога» (The Presence of God) служитель отметил, в 16 Псалме Давид говорит о том, чтобы Господь заступился за него. Кендалл сказал, что вспоминает эти стихи, когда не чувствует присутствие Господа, и представляет, как Бог стоит по его правую руку.


«Я думаю, это значит, что Давид представляет, как Господь стоит перед ним, - объяснил автор. - Он как бы говорит: "Я могу это сделать, потому что Он по правую руку от меня". Истина в том, что Иисус всегда по правую руку, но мы не всегда помним об этой истине. В те моменты, когда вы об этом забываете, вы по вере представляете Его рядом. Это то, что я делал на протяжении многих лет».


Кендалл рассказал, как однажды у него было видение на пути в Теннесси. Он ехал на машине, когда внезапно открылись Небеса, и он увидел Христа по правую руку от Бога. Служитель отметил, что Иисус ходатайствовал за него, и он видел лицо Спасителя в течение 30 секунд. Это одно событие изменило всю его теологию за 24 часа, а также его понимание присутствия Господа.


По его словам, поиск присутствия Господа можно свести к одному вопросу: «Что дает вам больше удовлетворения, когда Бог угождает вам или когда вы можете угодить Богу?»


«Понимаете, когда Он проявляет Свое присутствие, Он радует вас, - сказал  Кендалл. - В тот день, в машине, я увидел, вот Он, тот самый Иисус, который умер на кресте, воскрес из мертвых, Он реальный ... Это было так реально: это было так замечательно, Библия ожила для меня. Я никогда не видел подобного в своей жизни, я видел это в тот день. Так замечательно».


«Но также бывают времена, когда я вообще не чувствую Его. То, что я хотел показать в книге - даже если вы ничего не чувствуете, Он по-прежнему рядом, Он реальный, объективно ничего не изменилось», - добавил он. - Если вы не переживаете Его присутствие, это не грех и это не плохо. Это скорее возможность для нас показать Ему, насколько сильна наша любовь».


Источник: Charisma News.

Произошел теракт. Как христианам реагировать на это в соцсетях


В понедельник 22 мая в концертном зале в центре Манчестера (Великобритания) произошел взрыв, жертвами которого стали десятки человек. Полиция рассматривает произошедшее как теракт. Редактор издания Марк Вудс дал христианам несколько советов, о том, как реагировать на такие события в соцсетях.


Теракт вызвал волну различных сообщений в социальных сетях. В связи с этим Вот Марк Вудс в своей статье опубликовал 6 советов, как стоит христианам реагировать на такие события в социальных сетях:


1. Не стоит распространять среди своих друзей информацию, в правдивости которой вы не уверены.

Обычно это означает, что сначала нужно проверить репутацию и надежность источника новости, и имейте в виду, что любого могут поймать, особенно учитывая скорость связи сегодня. Лучше всего сверяться с официальными заявлениями полиции.


2. Думайте о том, кто читает ваши публикации.

Это могут быть не только ваши друзья; как только вы опубликовали запись, она ушла в путешествие по интернету. Ее могут увидеть люди, которые напрямую или косвенно столкнулись с этим событием или пережили нечто подобное ранее. Вы уверены, что после прочтения вашей записи, они не разозлятся и не огорчатся?


3. Если вы решили написать что-то, не пишите слишком много.

Всегда есть риск, что вы попытаетесь объяснить то, что объяснить невозможно. Не будьте слишком многословными: есть время для беседы с Иисусом один на один, но то, что подходит для церкви, не всегда подходит для публики. А социальные сети – общественные.


4. Не гневайтесь.

Каждый раз, когда происходят подобные злодеяния, находятся люди, которые пытаются использовать их для распространения злобы и ненависти к другим сообществам, например, к мусульманам. Если это была террористическая атака, люди, которые ее спланировали и осуществили, являются хорошими мусульманами не более, чем члены сообщества Ку-Клукс-Клан – хорошими христианами.


Епископ Манчестерский Дэвид Уолкер написал в своем Твиттере: «Тролям, которые спозаранку пытаются поживиться вчерашней трагедией. Ваши слова идут в осуждение вас самих».


5. Не скупитесь на молитвы.

Да, есть люди, которых раздражает хештег #молитваза. Но без этого или чего-то подобного мы оставляем социальные сети открытыми для людей, которыми вообще нечего сказать, или для тех, кто распространяет ненависть.


6. Не нужно просто говорить.

Одна из проблем социальных сетей заключается в том, что часто все сводится к клику мышкой. Мы нажимаем «нравится» или «поделиться» и считаем, что сделали что-то значимое. Это просто и это все-таки что-то. Но можно сделать больше. Вы можете сделать пожертвование или помочь в восстановлении общины тем или иным способом.


Взрыв в Манчестере произошел в концертном зале «Манчестер-арена» примерно в 22:35 по местному времени. По данным полиции, в результате теракта погибли, по меньшей мере, 19 человек и еще 50 получили ранения. Издание BBC отметило, что ничего подобного кровопролитному теракту в Манчестере Великобритания не видела с 2005 года, когда была совершена серия террористических нападений в Лондоне.


Вследствие взрыва в Манчестере социальные сети были переполнены сообщениями, не все из которых были правдивы или полезны. «Липовые» новости гуляли по сети, некоторые из которых придумали специально. На ресурсе Buzzfeed собрали 10 ложных слухов, таких как: слух о стрелке в госпитале Олдхем, коллаж с «пропавшими» детьми, который разошелся по всему интернету.


Источник:  Christian Today

Является ли развод непростительным грехом


Всемирно известный евангелист Билли Грэм, которого часто называют «пастором Америки», отвечая на вопрос о проблемах в браке, рассказал о том, является ли развод непростительным грехом.


98-летний проповедник отметил, что развод не является частью первоначального Божьего плана для семьи, но, к сожалению, он стал реальностью для христиан. Он отметил, что к разводу нельзя относиться, как к чему-то обыденному. И развод нельзя рассматривать как быстрый способ решения проблем.


На самом деле развод не решает проблемы. Напротив, по словам Грэма, «развод почти всегда приносит массу негативных эмоций и практических проблем, которые нелегко исправить». Больше всего при разводах страдают дети, которым приходится выбирать сторону одного из родителей, когда хочется быть с ними обоими.


Если развод — неизбежная реальность, отметил Грэм, то пара должна сделать так, чтобы дети не оказались в центре разделения. Для этого не нужно ворошить болезненные воспоминания, не нужно спорить с детьми, доказывая кто из родителей прав, а кто виноват. Билли Грэм подчеркнул, что родители должны сделать все возможное, чтобы сохранить отношения с детьми и всегда давать им знать насколько они любимы.


При этом, Билли Грэм подчеркнул, что развод не является непростительным грехом. И людям, пережившим развод, нужно довериться исцеляющей силе Божьей любви.


Источник: Billy GrahamEvangelistic Association.

Cтоит ли поститься в наши дни


Леви Картер, ассистирующий пастор церкви «Победа» в Оклахо́ма-Си́ти (США), в совей статье рассказал о важности поста и о том, что христианин приобретает, отказываясь от чего-нибудь.


Иисус и Моисей начали свое земное служение с 40-дневного уединения с Богом в пустыне. Эти «пустынные эпизоды» молитвы и поста были уединением в тишине. Для меня такие моменты стали особенными вехами в духовном хождении с Богом. Мне представляется, что они могли напомнить Иисусу об Его первых уединениях с человеком в еще «недоделанном» райском саду (Бытие 2:4-7).


Я чувствовал, как Бог шепчет мне о 40 днях поста и молитвы, начиная с прошлого лета. И я всячески старался не слышать Его шепот по вполне понятным причинам.


Вы знаете, о чем я – об острых куриных крылышках. Но 2017 год начался для меня с повиновения Его голосу.


Оба моих прошлых раза 40-дневного поста я к этому был призван ради определенных стратегических целей в моем хождении с Богом. В самый последний раз я искал водительства Божьего относительно брачных уз. Во время моего теперешнего поста я тоже преследовал цель – понять Божью волю в моей жизни и последовать ей.


Пост для возвращения

Размышляя о своих отношениях с Богом, я почему-то постоянно обращался к словам Господа в книге Иеремии 2:2.

«Я вспоминаю о дружестве юности твоей, о любви твоей, когда ты была невестою, когда последовала за Мною в пустыню, в землю незасеянную».


Интересно, что говоря об истории Израиля Бог не вспоминает их приход в землю обетованную или золотые годы Давида и Соломона в качестве любимых эпизодов. Нет, Бог вспоминает самое начало, когда народ полностью полагался на Него в пустыне.


Именно к этому Бог время от времени желает вернуться в наших с Ним отношениях.

Многие из нас испытывают к своим первым шагам во Христе подобные чувства. Было больно, но была близость, был хаос, но все было новым, настоящим и прекрасным.


Когда я вспоминаю о времени сразу после моего обращения ко Христу, я припоминаю честные молитвы, которыми я молился. Я вспоминаю о том, как углублялся в Писание не для того, чтобы сдать какой-нибудь религиозный экзамен, а в отчаянных попытках отыскать истину, которая могла бы освободить меня. Я не могу отделаться от чувства, что эта пустыня «первой любви» была моим любимым временем, и я не могу не хотеть туда вернуться.


И вот я молился, чтобы вернуться туда, чтобы прислушаться к предостережению Христа в книге Откровения 2: «Покайся, и твори прежние дела».  Именно об этом я молился последние 10 лет, а в прошлом году Бог сказал, что получить просимое я могу лишь через этот пост.


Пост для сокращения

Весь второй день поста я слышал одно слово: освящение. Еврейское слово для освящения – «кадаш», оно значит «отделить от остального, соделать святым».


Это слово в Ветхом завете использовалось для всего, что Бог отделял для Себя, для Своего пользования. Как освящение первенца, десятины или предметов из золота и серебра для храма. Бог говорил, что эти вещи Я отделяю для Себя, Я буду использовать их для Своих, святых целей.


Мы часто в церкви говорим о святости, но не так уж часто о том, что у желания Бога видеть нас святыми есть свои причины. Бог придумал нам предназначение, но для того, чтобы этим предназначением изменить все вокруг, мы должны сначала измениться сами.

Бог начал показывать мне, в чем я иду на компромиссы, например, когда смотрю какие-нибудь телешоу, потребляю их и получаю от них удовольствие.


Когда мы избавляемся от компромиссов в своей жизни, в награду получаем близость. Исайя пишет, что «беззакония ваши произвели разделение между вами и Богом вашим». Иисус учил, что чистые сердцем Бога узрят. И Бог делает меня святым не только ради достижения какой-нибудь цели, но и чтобы приблизить меня к Нему. Бог ненавидит грех не потому что Он мстителен, Он ненавидит грех, потому что именно грех стоит между Ним и Его детьми.


Пустыня необходима для подготовки. И Моисей, и Иисус вышли из пустыни для воплощения своего предназначения на земле.

В этот раз я постился во время коренных изменений в мой жизни: я хотел издать книгу о том, что Бог сказал мне восемь лет назад; моя церковь была на пороге нового этапа; мы с женой приближались к семилетнему юбилею нашей семьи и готовились к самому плодотворному периоду нашей жизни.


Я чувствовал, что вокруг веет ветер перемен, и пустыня произвела во мне обновленную способность полагаться на Бога так, как я до этого не умел. Когда мы ждем исполнения наших мечтаний или достижения целей, мы иногда забываем, что Иисус сказал нам в 15 главе Евангелия от Иоанна: без Него мы не можем ничего. Когда мы отказываем себе в удовлетворении таких простых нужд как еда, Бог становится ближе. Мы говорим Богу: «Ты мне нужен больше, чем что-либо еще». И это смирение склоняет наши сердца к Богу: мы больше не полагаемся на собственное понимание или изобретательность, но полагаемся на Него всем сердцем.


Источник: Relevant Magazine