Тэг: ПАСТОРУ

Перл-Харбор: как бывшие враги стали братьями во Христе


На сайте CBN News в статье, посвященной 75-й годовщине нападения японцев на Перл-Харбор, рассказали о судьбе летчика, который возглавил первую волну японских бомбардировщиков, а несколько лет спустя стал христианином, благодаря служению американского летчика, который участвовал в ответной атаке американцев.


7 декабря исполнилось 75 лет со дня нападения японской авиации на военно-морскую и воздушные базы США в окрестностях Перл-Харбор (остров Оаху, Гавайские острова). Это нападение послужило поводом для вступления США во Вторую мировую войну.


Во время атаки японские бомбардировщики шли двумя волнами. Первую волну возглавил капитан Мицуо Фушида (Mitsuo Fuchida). Успешная атака и роль в ней капитана Фушида сделали его национальным героем.


18 апреля 1942 года состоялся ответный рейд американских бомбардировщиков (Doolittle Raid), которые, стартовав с авианосца, совершили дерзкую дневную бомбардировку Токио и других важных японских городов. В этом рейде принимал участие старший сержант Джейкоб Дишайзер (Jacob DeShazer). В ходе атаки его самолет был сбит, а сам Дишайзер попал в плен. В плену, ожидая казни, Дишайзер начал читать Библию. Ему легко удавалось запоминать многие места Писания, больше всего его коснулась Нагорная проповедь Христа.


«Я обнаружил, что Бог дал мне новые, духовные глаза и когда я смотрел на вражеских офицеров и охранников, которые морили голодом и так жестоко избивали моих товарищей и меня, я обнаружил, что моя злобная ненависть к ним изменилась на любящее сострадание. Я понял, что эти люди ничего не знают о моем Спасителе», — вспоминал Дишайзер.


После войны он вместе с женой вернулся в Японию уже в качестве миссионера. Готовясь к этой поездке бывший летчик издал небольшую брошюру «Я был пленником в Японии».


Однажды осенью 1948 года такая брошюра попала в руки Мицуо Фушида. К тому времени Фушида уже осознавал, что несколько раз его жизнь чудесным образом сохранялась. Одним из последних таких чудес стало то, что за пару часов до ядерной бомбардировки Хиросимы, его срочно вызвали в столицу. Через сутки после взрыва он вернулся в Хиросиму оценить нанесенный ущерб. Все члены его команды позже умерли от полученной радиации, но у него самого не было никаких признаков болезни. Свидетельство американского летчика пробудило в Фушида интерес к христианской вере. Он начал читать Библию и осенью 1949 года стал христианином.


В жизни оба летчика впервые встретились в 1950 году, уже как братья во Христе.


Подробно эта история описана в книге «Раненный Тигр», второе издание которой вышло как раз к 75-й годовщине нападения на Перл-Харбор.


Источник: CBN News

Что такое стресс и как его преодолеть?



ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОНИМАЕТЕ, ЧТО ТАКОЕ СТРЕСС?


Стресс — это внутренняя реакция на внешние обстоятельства. Современная жизнь полна стресса, и не найти двух людей, реагирующих на него одинаково — даже если они сталкиваются с одними и теми же стрессовыми факторами.


Мы сотворены чудесным образом, и способность «выбора» это дар от Бога. Вместе с этим даром приходит ответственность совершать такой выбор, который наилучшим образом позаботится от нашем физическом, ментальном и духовном здоровье. Однако, для того, чтобы жить менее стрессовой и более полноценной жизнью, мы должны сначала понять стресс: что это такое, к чему он приводит и как возникает.


Стресс, по своей сути, не плох

Всё в жизни так или иначе оказывает давление на нас, но некоторое напряжение может мотивировать нас и пробуждать наш мозг. При первых признаках стресса иммунная система, память и способность к обучению возрастают.


Без стресса в нашей жизни, наши умы станут вялыми, а тела слабыми. Хорошие стресс-факторы можно определить в роли обычных обязанностей: регулярное расписание, продуктивный труд и обучение, требующие усилий физические нагрузки, взаимодействие с другими людьми и борьба с обыкновенными микробами и токсинами в окружающей среде.


Однако, хронический стресс может сократить продолжительность и уменьшить качество жизни. Хронический стресс, связанный с карьерой, семейными обязанностями и даже такими хорошими вещами, как служение и волонтерская работа, в конечно итоге может нанести ущерб вашему здоровью в целом. Если бы вы ездили в своем автомобиле на высокой скорости каждый день, с утра до вечера, это привело бы к его износу значительно быстрее, чем если бы вы водили его разумное количество времени и на нормальной скорости.


Стресс влияет на тело и разум

Истинная причина болезни и недомогания не стресс, но скорее неспособность тела адаптироваться и восстановиться после стресса. Когда мы напряжены, наш пульс и артериальное давление повышаются, и надпочечники выбрасывают в кровь кортизол.


Стресс также может создавать желание отклонять или избегать разных задач, потому что мы считаем, что не контролируем ситуацию — и чем большую утрату контроля мы чувствует, тем более напряженными мы становимся. Это то, что мы знаем о стрессе и теле: дело не столько в количестве стресса, но в количестве времени, которое вы находитесь в состоянии стресса.


Можно «поймать» стресс

Последние исследования показывают, что когда мы видим другого человека в состоянии стресса, наш организм реагирует сопереживанием, как будто бы это наш собственный стресс. Если люди вокруг вас постоянно негативны, саркастичны, агрессивны или в других стрессовых состояниях — существует высокая вероятность того, что вы также будете переживать стресс. Автономная реакция на стресс (борьбу или бегство) запускается как реальными, так и предполагаемыми событиями, так что даже небольшая стрессовая сцена в фильме может повысить уровень кортизола у вас в крови. А слишком большое количество кофеина во время завтрака переключает нервную и гормональную систему в состояние постоянной «борьбы или бегства», разрушающее энергетические запасы и ведущее к тревожности, увеличению веса и бессоннице.


Вы можете находиться в состоянии стресса, не подозревая об этом

Помимо наличия брома в муке, хлора и фтора в питьевой воде, и канцерогенных химикатов в средствах личной гигиены, наши тела каждый день забрасываются токсинами, приводящими к стрессу всю систему. Если вы соедините переизбыток токсинов с количеством лет неосознанного их поглощения, относительно вреда не ошибётесь — попадёте в самую точку.


За многие годы хронического стресса незаметно для нас изнашиваются надпочечники и иммунная система, в то время как мы чувствуем себя более менее нормально. Когда наши тела привыкают к высокому уровню стресса, ничто больше не может предупредить нас о проблеме. Господь создал тысячи видов пищи, которой мы можем наслаждаться, и большинство из них даже не требует приготовления. Вместо того, чтобы выбирать искусственные продукты питания, отдавайте предпочтение различной необработанной, натуральной, органической пище.


Понимание стресса это первый шаг к его выявлению и к тому, как он может быть пропущен через фильтр вашего разума, тела и общего здоровья. Ради помощи в борьбе с хроническим стрессом сделайте приоритетными физические упражнения, высыпайтесь, придерживайтесь диеты, оптимизирующей здоровье кишечника и научитесь замедляться, ведь быть постоянно занятым — не значит быть успешным.


Немножко стресса — это хорошо, но если стресса слишком много стресса — это вредно.Запомните хорошее правило: немного стресса мотивирует; больше — усложняет; переизбыток — разрушает.


Автор — Dr. Pete Sulack  

Перевод — Алекс Фишман

Источник - charismamag.com 

10 вещей, которые стоит говорить скорбящему человеку


Моя статья, опубликованная недавно — «10 вещей, которые не стоит говорить скорбящему человеку» — вызвала много обсуждений, как соглашающихся со мной так и оспаривающих мои десять пунктов. Большинство людей были благодарны за список, так как он помог им узнать каких клише точно стоит избегать на похоронах или в присутствии друга, переживающего горе.


Определенное количество неравнодушных людей, однако, отметили что публикация написана в негативном ключе, то есть там сказано, что нам не стоит говорить, но не сказано, что можно говорить.


И пока я оценивал критику, я подумал, что это точно показывает, зачем нужна была первая статья. Но позвольте мне начать с короткой предыстории.


Боль не уходит

Мой отец погиб в аварии на мотоцикле шесть лет назад. Ему было всего 50, и у него остались четверо взрослых детей. Ясно, что новость об аварии просто уничтожила нас, оставила нас всех растерянными и нетвердо стоящими на ногах. Это была первая смерть близкого, с которой нам пришлось иметь дело. В 28 лет, ты планируешь провести еще два-три десятилетия со своим отцом. Вряд ли в зрелом возрасте я на самом деле понимал, насколько я еще чувствую себя ребенком, пока отец не ушел.

Ни «Прощай.»

Ни «Я люблю тебя.»

Просто ушел.

Как и ожидалось, на его похоронах был бесконечный поток людей с хорошими намерениями, которые пытались сказать что-то утешающее. Я осознал там и тогда, что ненавижу эту очередь посетителей на похоронах. Эти люди чувствуют, что они просто должны что-то сказать Вам, но все это очень неловко и искусственно.


И я задался вопросом, и не в последний раз, неужели люди действительно думают, что есть какой-то волшебный набор слов, который может решить мою проблему? Неужели люди действительно думают, что они смогут собрать правильную комбинацию слогов, которая хоть как-то сделает смерть моего отца менее трагичной?


Конечно, они не смогут.


Но, казалось, многие люди старались сделать это изо всех сил. Будто бы, если сказать правильные слова — мой отец поднимется из могилы, как Лазарь.


Посреди всех этих мини-консультационных сессий, был, однако, один человек, который подошел и сказал мне что-то, чего я никогда не забуду. Если Вам придется что-либо говорить скорбящему человеку, стоит поучиться у него.


Без тени дискомфорта или неловкости, скорее всего, потому что он не пытался решить мою проблему, пожилой джентльмен по имени Чарли подошел ко мне. Несколько лет назад он потерял жену из-за рака, все еще переживал ее смерть и пытался как-то справиться с этим, проживая день за днем без нее.


Со всей мудростью, которая приходит с таким горем, Чарли обнял меня, потом посмотрел мне в глаза и сказал: «Боль не уходит. Ты просто учишься с нею жить».


Это было самым честным, откровенным и красивым из всего, что кто-либо говорил мне в тот день. Я устал от стандартных, шаблонных фраз.


Я устал от людей, пытающихся «вытянуть меня из печали» своими  клише. Этот мужчина говорил чистейшую правду, как бы плохо это ни звучало. И так будет всегда. Единственная надежда — это научиться жить с этим. Или, словами Эндрю Питерсена, может остаться ноющая боль, но не разрушающая.

 

В этом суть…

Этот мужчина мог говорить со мной так прямо, потому что он знал это не понаслышке. Ему не нужно было маскировать собственную незащищенность дешевыми словами. Нет, он знал кое-что о боли, знал о бесполезности ответов в такой момент, и он знал, что нужно сказать, а чего лучше не говорить.


И, возможно, в этом проблема с большей частью нашего поведения на похоронах. У многих американцев так — мы проводим так много времени, избегая страданий, что мы не знаем как себя вести, когда сталкиваемся с ними лицом к лицу. Не знаем, что сказать. Или, что более точно, мы не знаем, что большинству из нас просто не стоит говорить ничего.


Когда я написал первую статью, нашлось бесконечное количество доброжелательных людей, которые говорили: «Почему Вы не написали 10 пунктов о том, что стоит говорить скорбящему человеку?»


Но этот вопрос, какими бы благими намерениями он не был продиктован, совершенно не цепляет сути. Мы вообще не должны что-то говорить. На самом деле, большинству из нас не стоит говорить ничего.


Молчание, святое и исцеляющее

С каких пор молчание перед лицом трагедии это плохой вариант? С каких пор мы должны заполнять словами каждый момент жизни?


Это очень свойственно американской культуре, мы чувствуем себя так, будто все время должны говорить. В нашей культуре о молчании известно столько же, сколько и о скорби, то есть — ничего.


Мы не можем оставаться наедине со своими мыслями даже в лучшие дни, не говоря уже о худших. Мы ощущаем эту привычную необходимость говорить, рассказывать, выкрикивать, шептать или болтать, и все потому, что мы понятия не имеем как сохранять тишину. Мы не знаем, что тишина, на самом деле, может быть святой. И она почти никогда не бывает неуместной.


В этом отношении кое-чему можно поучиться у друзей Иова. После того как он потерял свою семью, друзья Иова пришли и в течении трех дней не говорили абсолютно ничего. Их молчание было звуком любви и почтения к горю Иова. Так было пока они не начали говорить — и делать ошибки. Они хотели разрешить его горе, найти какую-то причину для случившегося, объяснить это Божьей Волей. Но у Иова, в отличие от многих скорбящих, были необходимые аргументы, чтоб отвергнуть их глупые ответы и ложные предположения относительно того, что ему нужно, и относительно самого характера Бога, который они предполагали, что знают.

 

Ты просто выглядел так, будто тебе нужны были объятья

Позвольте мне иллюстрировать целесообразность и святость молчания еще одной короткой историей о смерти моего отца. Незадолго после его похорон в центральном Миссури, я должен был возвращаться в Лексингтон, Кентукки, чтобы восстановить свое обучение в семинарии. С сердцем, которое все еще билось вне привычного ритма, со скорбью, которая все еще покрывала мою душу грязной пленкой, я шел назад в кампус, опустив глаза, надеясь ни с кем не встретиться взглядом. Я устал от людей. Я устал от ответов.


Я действительно спланировал свою поездку в кампус в то время, когда, как я знал, занятия уже шли. Я планировал опоздать на занятие и тогда мне точно не придется ни с кем говорить. Так что, когда я шел по кампусу, двор был пуст.


Ну, он был пуст за исключением одной одинокой фигуры, Джереми Айя.


Джереми был на некотором расстоянии от меня и шел в другом направлении. Но когда он увидел меня, он окликнул мое имя и пошел прямо ко мне. Честно говоря, я осторожно относился к тому, что сейчас произойдет. Но когда он подошел прямо ко мне, он просто обнял меня и продержал в крепких объятиях несколько секунд. После чего сказал: «Мне просто показалось, что ты нуждался в объятиях». Потом развернулся и ушел.


Большинству людей, которые думают что им нужны какие-то быстрые, успешные клише, чтоб помочь людям справиться с горем, эта история может показаться анти-кульминационной.


Но те, кто знаком с горем, и знают что его так просто не одолеть, те поймут почему этот момент я никогда не хотел бы забыть. Не было сказано ничего глубокого. Не было сделано ничего проникновенного. Были просто объятия. То, в чем я нуждался. И отказ от попыток улучшить положение.


Джереми сделал все правильно. Я думаю, можно многому поучиться у его простоты.


В конце концов, я не могу назвать людям какие-то конкретные вещи, которые стоит говорить их скорбящим друзьям. Почему? Потому что вещи, которые вы говорите и делаете всегда зависят от ваших отношений 1) с человеком, который скорбит, и 2) ваших отношений с горем, самим по себе (переживали ли вы когда-нибудь глубокое горе?). Уместность ваших слов и действий определяется в свете того, как хорошо вы знаете того, кто скорбит, и как хорошо вам известно, что именно причиняет человеку боль.


Это не отговорка. Было бы хорошо, если бы существовали 10 вещей, которые стоит говорить скорбящему человеку. Но это просто невозможно.


Но, молчание не бывает плохим вариантом.  Молчание исцеляюще. Молчание свято.

 

Так что нам стоит говорить?

Для тех из вас, кто будет разочарован если не получит более практического совета, вот несколько общих мыслей о том, что может случиться, когда вы столкнетесь с горем лицом к лицу.


Первое, не забывайте, что нет волшебных слов, сказав которые вы сможете заставить скорбящего человека чувствовать себя лучше. Ничего. Вы можете найти наилучшие слова в мире, но это все равно не унимает боли.


Второе, вместо того, чтоб сосредотачиваться на том, что Вы должны сказать, лучше сосредоточьтесь на том, чтобы выслушать его (если он хочет поговорить). Не торопите людей говорить, но если они хотят, не навязывайте своих ответов. Лучше используйте активное слушание. Просто продолжайте задавать вопросы, направленные на их чувства, а не ваши, на их историю, а не вашу.


Выслушав их историю можете сказать: «Так когда случилось X, Вы чувствовали Y?» Это позволит им рассказать о своих чувствах так много или так мало, как они захотят.


Когда я консультирую людей, на это часто уходит большая часть времени: «когда случилось X, Вы чувствовали Y?». Это часто побуждает больше говорить их, позволяет им исследовать свои чувства, и позволяет исправить Вас, если Y это не то, что они на самом деле чувствовали.


Это хорошо работает именно потому, что позволяет людям говорить 99% времени, пока Вы просто слушаете и задаете вопросы… конкретные, специфические, эмоциональные, а не общие вопросы.


Третье, если человек не хочет говорить — это нормально. Он не будет винить Вас за то, что это неудобно, ведь он знает, что Вам тоже неудобно, потому что вся его жизнь сейчас неудобна. Так что воспринимайте это неудобство нормально. Не пытайтесь бороться с этим. В конце концов, неудобство — это Ваше чувство, и Вам нужно остаться сосредоточенным на его чувствах.


Четвертое, задавайте реальные, практические вопросы. «Что ты хочешь чтоб я сделал для тебя на работе, пока ты не там?», «Есть какие-то поручения, которые я могу выполнить для тебя?», «Могу я сходить за покупками для тебя? Какие продукты ты предпочитаешь?» (Серьезно, если вы собираетесь вместе, чтоб составить для него меню и что-то готовить, ради Бога, исключите пасту! Скорбящие люди устали от пасты!) Предложите сделать для него какие-то конкретные вещи, и он сможет сосредоточиться на других вещах, если только ему не нужен психологический перерыв. В конце концов, выполнение каких-то дел по хозяйству может быть исцеляющим, потому что дает чувство равновесия, когда выполняешь что-то обыденное.

 

Пятое, как я сказал выше, если Вы не чувствуете себя достаточно мудрыми чтоб говорить с человеком или если Вы не достаточно близки с ним, просто будьте рядом. НЕ ИЗБЕГАЙТЕ ЕГО. Обнимите его, задайте несколько вопросов о том что конкретно Вы можете сделать для него, помолитесь вместе, если человек не против, и дайте ему знать, что Вы будете продолжать молиться за него. После уходите. Это нормально.


Шестое, присылайте ему СМС, имейлы, открытки и т.д., на протяжении следующих месяцев, на годовщину утраты, на день рождения человека, которого он потерял и т.д. Люди забывают кое-что — скорбящий человек вряд ли забудет день, когда произошла трагедия, даже если весь остальной мир забудет этот день. Если Вы хотите помочь человеку, не забывайте этот день, даже если придется записать его в свой календарь.


Седьмое, поймите, что многие люди будут глубоко противиться своей вере во время скорби. И это нормально. Бог с ними в их скорби. Бог страдает вместе с ними. Их сердца изранены и Бог работает с этим. Не обходите их горе или их вопросы дешевыми ответами на вечные вопросы. К тому же, даже если у Вас будет идеальный ответ от Бога, разве это как-то сделает их горе менее трагичным? Я так не думаю.


Вместо этого, когда возникают сложные вопросы о вере, обнимите человека и просто скажите: «Я не знаю что сейчас происходит. Но я знаю, что сердце Бога разрывается вместе с твоим». Ваш теологический ответ не будет глубже этого. Бог страдает вместе с ним. Богу известна скорбь. Ведь однажды Он потерял сына.


Во время скорби нет необходимости в ваших мудрых богословских рассуждениях. Это скорее время Вам быть воплощением Бога, Его обнимающими руками. Вам не нужно быть Его рупором.


Я надеюсь, это стало реальной помощью, которую многие из вас искали. Однако, как я и говорил, я считаю, что лучший вариант — это святая, благоговейная тишина.


Автор — Tom Fuerst  

Перевод — Зина Гаврилюк 

Источник - ministrymatters.com

10 вещей, которые НЕ стоит говорить скорбящему человеку


Узнав лично, что такое скорбь за последние несколько лет, я понял, что когда наступает время, когда нам нужно утешить скорбящего человека, люди просто не знают, что сказать или сделать.


Мы будто запинаемся и пытаемся преодолеть неловкость, и это все потому, что большинство из нас в жизни пытаются просто спрятать свое горе или отрицают его. Так что когда мы встречаемся с горем лицом к лицу — на похоронах, в лице своего друга, который потерял ребенка, в объявлении о неизлечимой болезни — у нас просто нет навыков, чтобы действовать с мудростью.


И этот недостаток навыков заставляет нас говорить все, что кажется нам разумным, но часто является лишь попыткой скрыть наш собственный дискомфорт. Так что в этой статье я покажу вещи, которые не стоит говорить скорбящим людям. Я буду прямым и даже немного циничным по отношению к некоторым вещам. Но я действительно хочу, чтоб моя точка зрения была понятна.


Я знаю, что ты чувствуешь

Нет, на самом деле, Вы не знаете, что я чувствую. И даже если Вы тоже потеряли своего отца, Вы ведь не теряли моего отца. Даже если Вы потеряли своего племянника, Вы не теряли моего племянника. Суть в том, что Вы, возможно, были в точно такой же ситуации, но отношение — вот что заставляет даже одинаковые ситуации сильно отличаться. Моя любовь к моему отцу возможно такая же, как и любовь каждого сына к его отцу, но особенности наших отношений — и хорошие, и плохие — делают мою любовь к нему уникальной, и делают вашу любовь к вашему отцу уникальной. Да, возможно Вам знакома боль утраты отца. И возможно, эта боль частично похожа на мою. Но наша боль уникальна по отношению к людям и воспоминаниям, которые мы потеряли. Так что нет, Вы не знаете, что я чувствую.


На это была Божья воля / На все есть свои причины / У Бога все под контролем

Однажды я слышал высказывание, что не стоит говорить о Боге ничего, чего вы не могли бы сказать стоя перед воротами Освенцима. Я скажу больше — никогда не говорите о Боге ничего, чего вы не сказали бы родителям, потерявшим ребенка.


Сказать родителям, которые только потеряли ребенка, что «на все есть своя причина» или что «такова была Божья воля» означает, что Бог сделал это с ними. Сказать евреям в концлагере что «у Бога все под контролем» подразумевает, что это Бог сделал с ними такое.


Если вы только не верите в то, что это Бог убивает детей или поддерживает нацистов, то Вам лучше избегать всех этих фраз.

Может ли Бог принести добро на место зла? Да. Конечно! Но это совсем не означает, что Бог управляет злом и позволяет ему происходить. Это совсем не означает, что у Бога есть причина, по которой он отнимает детей у родителей.


Как ты?

Сложно объяснить почему этого лучше не говорить, ведь такой вопрос показывает наше сочувствие. Кажется, что вместо долгих слов лучше просто задать вопрос.


Однако суть этого вопроса делает его запрещенным. Вопрос предполагает, что человек уже достаточно разобрался в своих чувствах, чтобы объяснить их. Этот вопрос также предполагает, что человек не просто разобрался со своими чувствами, но и что он хочет обсуждать их с Вами.


Кроме того, горе так многогранно, что если Вы спросите меня, как я, я искренне не буду знать как ответить на вопрос. Как я себя чувствую в данный момент? Ведь горе волнообразно, и это означает, что в конкретный момент, когда Вы зададите мне вопрос, ответ может быть не таким, каким был бы часом позже.


К тому же вопрос не конкретный, так что я не буду знать, как отвечать на него. И из-за того что у меня такие смешанные чувства, и горе, которое накатывает волнами, и потому что я знаю что не смогу объяснить сложность всего этого, я скорее всего выберу легкий ответ (легкий для нас обоих): я в порядке, все нормально, все хорошо. Ведь Вы задали простой вопрос, чтоб разобраться в сложной проблеме. Так что я предпочту легкий ответ. И настоящего ответа на этот вопрос никогда не будет.


Он в лучшем месте

Во-первых, Вы этого не знаете. Вечность каждого отдельного человека не в моей и не в Вашей компетенции. Этой фразой часто бросаются, допуская, будто каждый человек попадает в лучшее место просто так. Мы знаем слишком мало о жизни после смерти и о положении человека после смерти, чтоб гарантировать нашу уверенность в том, что каждый просто попадает в лучшее место.


Тем не менее, даже если мы достаточно уверенны, что кто-то уже в вечной жизни, фактом остается, что Бог сотворил нас, чтобы мы жили на земле. Сделаны из праха земного, люди — привязанные к земле и любящие землю создания. Наше лучшее место, место для которого мы были созданы — здесь.


Что мы подразумеваем под «лучшим местом»? Что люди находятся в присутствии Божьем и больше не страдают. Хорошо, с этим я согласен. Но мне трудно поверить, учитывая, как мы были созданы, что небеса лучше земли или что люди находятся ближе к Богу, потому что они «на небесах». Нет, по Библии небеса и земля соединены, и Бог находится и здесь, в этом месте.


У вас еще будет другой ребенок / В конце концов, у вас есть другие дети

Во-первых, Вы не знаете сможет ли мать/отец, который только потерял ребенка, иметь других детей. Вы не можете этого знать. И это само по себе уже не позволяет вам так говорить. Но если углубляться дальше — бестактно говорить так, пытаясь успокоить боль родителей, как бы отвлекая их альтернативой. Разве способность иметь детей автоматически облегчит боль утраты или сделает ее менее заметной? Нет. Не сделает. И не должно. Так что давайте перестанем говорить это.

 

Бог просто хотел еще одного ангела

Не только потому, что в этом утверждении присутствует теологическая ошибка (люди после смерти не превращаются в ангелов, они остаются людьми), но еще хуже, что из этого следует, что Бог участвовал в том, что у родителей был отнят ребенок. Что Бог эгоистично захотел забрать этого ребенка себе, так что Он похитил его у родителей, которым сам же его не так давно дал.

И могу я отметить третью теологическую проблему? Утверждение подразумевает строгое разделение между небесами и землей — такое разграничение противоречит библейским текстам. Ведь по Библии, Бог уже присутствует посреди нас на земле так же, как и на небесах. В частности, Дух Божий постоянно пребывает в людях. Это означает, что Бог не нуждается в еще одном ангеле, или человеке из-за одиночества или чего-то другого. Бог присутствует с нами.


Дети были созданы для жизни на земле. Не для того, чтобы быть ангелами. Не для небес. Они были созданы, чтобы отражать образ Божий. И они вообще не должны были умирать. И называть такую глупую причину — Богу нужен был еще один ангел — значит совершенно не знать и не понимать характер Бога.


Значит, пришло его время

Я не совсем уверен в том, что это значит, особенно в отношении смерти из-за несчастного случая или из-за болезни. Если человек умирает спокойной, тихой смертью, в преклонном возрасте, тогда, возможно, я мог бы понять такое высказывание. Но тихая, спокойная смерть в преклонном возрасте это не то, что мы воспринимаем как «трагедию». В случае настоящей трагедии часть боли связанна именно с тем, что для человека еще не была пора умирать. Он ушел слишком рано. Против своей воли, из-за болезни или несчастного случая. Говорить скорбящим людям, что для их близких это было «время уйти» — значит не только пренебрегать их горем, но это также абсолютно неверно.


Ты должен быть сильным ради Х…

Это уж слишком, для скорбящего человека. Ведь это возлагает на него бремя «оживиться» и делать вид, что все в порядке, тогда, когда на самом деле все совсем не в порядке.


Будто человек и так не чувствует достаточно боли и давления, мы ему еще и говорим, что его близким будет еще хуже, если он не «возьмет себя в руки», и не будет делать вид, будто все нормально.


Давайте скажем прямо. То, что мы просим человека делать — на само деле ложь. Мы просим его делать вид, что он в мире маргариток и солнечного света, когда вокруг него надгробные камни и тьма. И мы просим человека лгать для блага его близких, но кто мы такие, чтоб утверждать, что мы знаем хоть что-нибудь о том, что нужно его близким? Может его близким нужно видеть его скорбь и уязвимость. Может кто-то, кто пытается делать вид, что все нормально, когда это точно не так — это последнее, что нужно его близким.


Бог никогда не дает нам больше, чем мы можем вынести

Откуда вы знаете, что Бог никогда не дает нам больше, чем мы можем выдержать?

Серьезно. Откуда Вы знаете это?

Вы где-то прочитали это в Писании? Или Вы видели это на наклейке на бампере? Или Бог спустился и сказал это Вам?


Потому что из всего, что я знаю о Боге, две вещи абсолютно понятны:


Бог не «дает» людям трагедии. Бог не является причиной зла. Бог, который творит зло (для испытания или потому, что «Ему нужен еще один ангел») — это злой Бог. Я понимаю, что есть много философских нюансов, которые можно было бы тут обсуждать, но суть в том, что я всегда буду настаивать, что Бог не бывает причиной или источником зла.


Второе, в чем я уверен, когда речь идет о Боге, это то, что Бог всегда позволяет людям найти Себя в ситуациях, которые тяжелее, чем они могут вынести. Так мы учимся доверять Богу и понимать Его любовь и заботу — все это основано на идее, что когда мы теряем контроль и не справляемся, Бог остается верным и продолжает работать, меняя тьму и смерть на то, что мы может и не сможем контролировать, но, что может быть искуплено, изменено.


Так что по всем пунктам это утверждение проигрывает, и его тоже стоит избегать.


Есть ли что-то, что я могу для тебя сделать?

Этот вопрос обычно звучит из хороших побуждений. В отличии от предыдущих соболезнований и клише, этот вопрос, наконец, обращен к нуждам человека, у которого горе, а не к дискомфорту того, кто озвучивает банальные соболезнования.


Однако, я советую избегать этого вопроса, потому что он не достаточно конкретный. Если Вы спросите меня, есть ли что-то, что Вы можете для меня сделать, выбор слишком велик. Я могу быть слишком загружен всем тем, в чем нуждаюсь, чтоб выбрать что-то одно, так что я просто отвечу «Нет, все нормально».


Подумайте об этом так: Когда Вы приходите в церковь в воскресенье, Вам дают брошюру. И в ней наверняка столько анонсов и событий, что Вы не остановитесь ни на одном из них. Именно из-за того, что их там слишком много, Вы не прочитаете ни одного… ну разве что только если проповедь будет настолько плохой.


Тоже самое происходит в ресторане. Когда в меню слишком много позиций, это сбивает меня с толку и вместо того, чтоб выбрать что-то уникальное, специфическое для этого ресторана, я часто просто возвращаюсь к кусочкам курицы. Все потому, что выбор слишком велик.


Когда у человека горе, есть слишком много вещей, в которых он может нуждаться, даже таких, о которых он и сам еще не знает. Вместо такого вопроса, просто постарайтесь узнать через его близких, через церковь, в чем человек действительно нуждается, а потом спросите «Могу я сделать для тебя X…? Или кто-то уже занимается этим?» И если есть что-то, что можете сделать конкретно Вы, вам могут ответить «Нет, кто-то другой уже делает это, но мог бы ты сделать Y…?


В конце концов, большинства глупых вещей, которые мы говорим скорбящим людям, можно было бы избежать, просто держа рот закрытым. Тишина лучше глупостей, я думаю. Некоторые из этих вещей мы говорим из лучших побуждений, но они не могут по-настоящему передать нашего сочувствия и переживания. В других ситуациях мы на самом деле заботимся не о человеке, мы озабочены собственным дискомфортом. Так что, если в этой статье я зацепил что-то, что вы обычно собираетесь сказать человеку, у которого горе, всегда помните, что ему не нужно, чтобы Вы что-то объясняли.Объятия помогут намного лучше. Если Иисус говорил правду и Господь благословляет плачущих, то последнее, что нам нужно — это быть проклятием для них, говоря вещи, которые приносят больше вреда, чем пользы.


Ваша очередь: есть ли что-то, что Вы бы добавили в этот список? Говорили ли Вам когда-то такие вещи? Как Вы реагировали? Говорили ли Вы кому-то такое? Как они реагировали?


Автор — Tom Fuerst 

Перевод — Зина Гаврилюк

Источник - ministrymatters.com

Касается ли Великое поручение каждого христианина?


Джон Пайпер, основатель проекта DesiringGod.org, сказал, что, хотя каждый христианин призван задумываться над Великим поручением, не каждый член церкви должен его исполнять.


«Великое поручение» - это термин, используемый для описания призыва Иисуса к евангелизации в Матфея 28:18-20: «И приблизившись, Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь».


В одном из эпизодов подкаста «Спроси пастора Джона», опубликованном на веб-сайте Desiring God в понедельник, слушатель по имени Дэвид спросил Пайпера, каково его мнение о том, является ли Великое поручение делом жизни каждого отдельного верующего.


«Считаете ли Вы, что эта поручение больше касается апостолов, церковных лидеров и даже целых поместных церквей? Или мы должны считать это личным поручением Иисуса, данное каждому отдельному последователю Христа?» - спросил Дэвид.

Пайпер сначала ответил, что призыв к исполнению Великого поручения предназначен для всех членов церкви, отметив, что каждый христианин должен говорить о Боге.


Затем Пайпер объяснил, что, когда дело доходит до определения Великого поручения как выхода за пределы «местного евангелизма», что включает в себя «миссионерство для народов и достижении всех наций», тогда ответ таков: нет, не каждый верующий должен исполнять Великое поручение.


«И одним доказательством этому является Римлянам 15 глава, где Павел набирает людей из Рима, не для того, чтобы они пошли с ним в Испанию, а для того, чтобы они поддержали его, когда он отправлялся в Испанию», - продолжил Пайпер.


«Итак, из Нового Завета ясно, что Бог не ожидает, что каждый человек услышит Великое поручение, как вызов, чтобы стать миссионером. Я думаю, что место из Писания 1 Петра 2: 9 наставляет всех верующих являть Христа в первую очередь в своих взаимоотношениях с ближними».


За несколько дней до публикации подкаста Пайпера исследовательская группа Barna выпустила исследование, в котором было обнаружено, что 51% прихожан протестантских церквей в Америке не были знакомы с термином «Великое поручение». Из них 25% респондентов сказали, что слышали об этом термине, но не помнили его точного значения, 17% точно знали значение термина, а 6% сказали, что не уверены в том, что знают его правильное значение.


«Данные показывают, что в церквях редко используется эта фраза, но данные также могут указывать на то, что фраза просто выпала из обихода в большинстве церквей», отметили в Barna Group. 


Barna Group извлекла данные из опросов, проведенных в октябре прошлого года, в которых участвовало 1004 прихожан протестантских церквей, причем термин «прихожане» использовался в отношении людей, которые посещали церковь в течение последних шести месяцев.


Источник: The Christian Post

Как Библия может помочь избежать кризиса


Искать в Библии прямое решение сложных внутренних и зарубежных политических проблем редко когда можно назвать хорошей идеей, так как она не для этого создана, заявил Марк Вуд. Служитель объяснил, как именно Священное Писание может помочь людям избежать мирового кризиса.


«Правда в том, что нам стоит очень осторожно относиться к библейским текстам, чтобы не подстраивать их под предпочтительные для нас варианты. Поэтому вопрос: "Что говорит Библия о Северной Корее?" совершенно справедливо подразумевает ответ, - "ничего", - написал Вудс в своей статье. - Но это не значит, что библейская мудрость не применима к этой сложной ситуации, несущей угрозу не только Корейскому полуострову, но и всему миру».


Он отметил, что христианам не стоит искать в Библии простых решений. Но можно читать ее рассказы о Боге и людях, чтобы понять, как  думают другие  люди, что их мотивирует и как их неправильные решения могут привести к трагическим последствиям. По словам автора, благодаря этому можно научиться избегать их ошибок.


«Одна из самых печальных историй в печальной книге Судей - это  история Иеффайя (глава 11). Так как он был сыном проститутки, его лишили наследства и изгнали из дома. Он удалился в пустыню в земле Тов, где стал предводителем таких же, как он, беглых и безземельных людей. Когда Аммонитяне пошли войной на Израиль, Иеффайя позвали спасти тех, кто его презирал, и стать прославленным израильским генералом. Пока все идет хорошо, но он принес роковую клятву Богу: "Если Ты предашь Аммонитян в руки мои,то по возвращении моем с миром от Аммонитян, что выйдет из ворот дома моего навстречу мне, будет Господу, и вознесу сие на всесожжение". И это было не животное, а его родная дочь. И он сдержал свою клятву, - рассказал служитель. - Можно подумать, что это история о героическом исполнении обещания, хотя ценой тому было лишиться самого ценного для Иеффая, можно так подумать, но это было бы неправильно. Это было убийство, совершенное, потому что он публично принес клятву, от которой уйти ему не хватило морального мужества».


Он подчеркнул, что эта история непосредственно относиться к кризису в Северной Корее. Одна из беднейших стран мира теперь обладает ядерной мощью, несмотря на все попытки это остановить. «Никто не может сделать вид, что это хорошо. Но два лидера - Дональд Трамп и Ким Чен Ын - делают все более воинственные заявления, от которых все труднее и труднее отступить. Они не рассчитывают, что будут последствия, но они все еще реальны, - отметил автор. - Риторику поддержали и другие, которые должны были бы знать лучше: посол США в ООН сказал, что Ким "умоляет о войне". Это не так. Он видит необходимость в обладании ядерным оружием и убеждает всех в том, что он готов его использовать в качестве гарантии мира, и у него есть на то причины».


По словам Марка Вудса, угроза для полуострова и мира заключается в обещаниях, что «огонь и ярость», и специальные «подарочные посылки» будут доставлены, «потому что у тех, кто делает такие заявления, нет мудрости или смирения, чтобы понять, насколько они глупы».


«Ветхозаветная история Иеффайя показывает, что происходит, когда заявления становятся настолько сильными, что их уже не вернуть. Для США и Северной Кореи не поздно понять эту истину», - подытожил Вудс.


Источник: Christian Today

Давайте обсудим 8 отличий протестантов и католиков


Пастор Кевин ДеЯнг из церкви «Завет Христа» в Мэтьюсе, Северная Каролина, назвал восемь основных различий между католиками и протестантами, утверждая, что разногласия все еще имеют значение, несмотря на изменение взглядов в последние годы.


Этот вопрос ДеЯнг поднял в своей статье, опубликованной в «The Gospel Coalition» во вторник. Он отметил, что хотя сегодня протестанты называют военные действия и сексуальную революцию самыми большими угрозами для христианства, сто лет назад те же самые верующие назвали бы самой большой проблемой Католическую Церковь.


«До недавнего времени протестанты и католики в этой стране были, если не врагами, то, игроками команд-соперников», - заявил пастор и автор.


ДеЯнг назвал недавнюю «оттепель» положительным явлением, но также отметил, что богословские различия между ними «все еще широки и в некоторых местах глубоки».


Во-первых, взгляды на Церковь – одно из главных отличий. Католики считают, что Папа непогрешим, когда он делает официальные доктринальные высказывания, в то время как протестанты так не думают.


Во-вторых, у католиков расширенный библейский канон, если говорить о Библии. «В дополнении к 66 книгам протестантской Библии, католическая Библия включает Апокрифы, например, книгу Товита, Джудит, 1 и 2 Маккавейская, Сираха и Варуха. Католическое учение также больше ценит традицию, чем протестантское», - сказал он.


В-третьих, ДеЯнг отметил, что для католиков Вечеря Господня занимает центральную позицию веры. «Католики верят, что хлеб и вино фактически превращаются в тело и кровь Христа, - объяснил он. – Эти составляющие предлагаются, как жертва от церкви и жертва Иисуса Христа на кресте. Это совершается не просто, как воспоминание о жертве Христа, но обновление искупления. Жертва Христа и жертва Евхаристии - это одна жертва. Жертва [Евхаристии] действительно умиротворяющая».


В-четвертых, пастор напомнил, что крещение также является спорным вопросом. «Католики учат, что "крещение является обязательным для искупления". Во время погружения в воду смывается первородный грех и мы становимся едины со Христом. Крещение - это не просто знак и печать благодати, но на самом деле подтверждает спасительную благодать», - написал он.


В-пятых, он отметил, что, в отличие от протестантов, католики считают, что Мария была не просто матерью Иисуса, но также и «матерью Церкви». «Она не имела первородного греха и в конце ее земной жизни "она была вознесена в небесную славу телом и душой". Она ходатайствует за Церковь, "продолжает приносить нам дары вечного спасения" и "является матерью для нас в порядке благодати"», - пояснил он.


В-шестых, ДеЯнг указал на различие во взглядах на чистилище. Хотя протестанты не верят в существование такого места, католики, по его словам, считают, что те, кто умирают по благодати Бога, но все еще несовершенно очищены, будут иметь вечную жизнь, но должны сначала пройти очищение в чистилище».


В-седьмых, в комментарии относительно заслуг ДеЯнг утверждает, что несправедливо предполагать, будто католики учат, что спасение можно заслужить.


«Многие католики могут верить в это, но официальное учение Рима более тонко, хотя все еще далеко от принципа Реформации "sola gratia"», - написал он, ссылаясь на протестантский принцип «только благодатью», что подразумевает спасение по благодати Бога и только через веру в Иисуса Христа.


В своем последнем пункте пастор написал, что католические учения отвергают протестантскую доктрину вмененной праведности.


«Вопрос в следующем: это праведность, которой мы прощены, оправданы перед Богом, и которая работает в нас; или это праведность, которую мы приобретаем по мере своего духовного роста? Католики говорят, первое, протестанты, второе», - сказал он.


ДеЯнг подытожил мыслью, что католики и протестанты должны относиться друг к другу с уважением, но также отметил, что они значительно отличаются и эти разногласия «по-прежнему имеют значение».


Ранее сообщалось, что вашингтонский исследовательский центр Pew выяснил, что за 500 лет после Реформации богословские различия между католиками и протестантами исчезли до степени, которая шокировала бы христиан прошлого.


Ученые отметили, что в последние десятилетия наблюдается медленное сближение между католической и протестантской традициями, ведется сотрудничество и диалог между конфессиями, которые поощряет Папа Римский Франциск.


Источник: The Christian Post.

Как побороть "хроническое беспокойство"


Макс Лукадо, писатель, евангелист и пастор мегацеркви «Оак Хиллс», (Сан-Антония, Техас) дал советы людям, испытывающим «хроническое беспокойство», в связи с новостями о трагедиях в мире.


«Сколько еще мы сможем вынести? Массовое убийство в Лас-Вегасе. Пуэрто-Рико разрушает очередной ураган. Мехико сотрясают землетрясения, семьи остаются без домов, и количество невинных жертв растет. Войны и слухи о войнах гудят в Северной Корее, угрожая нашим союзникам и нашей родине. Если смотреть на собственные жизни, то ситуация не намного лучше: финансовый стресс, кризис здоровья, проблемы в отношениях, - отметил Макс Лукадо. - Вы когда-нибудь чувствовали себя измученным? Хотеть спрятаться, выключить телевизор, телефон, накрыться с головой одеялом и надеяться на то, что все это продет к утру? То, что вы чувствуете, имеет конкретное название – хроническое беспокойство. Вам страшно, а леденящий ветер не прекращает завывать. И даже когда шторм стихает, есть ощущение, что скоро придет еще один. И он всегда... приходит... Беспокойство - это вор, забирающий наш сон, нашу энергию, наше благополучие и наш мир».


По данным Национального института психического здоровья, тревожные расстройства достигают эпидемических масштабов. В течение года более 50 миллионов американцев сталкиваются с  паническими атаками, фобиями или другими тревожными расстройствами. Население США в настоящее время признано народом, который более всего страдает от тревожных расстройств в мире.


«Безусловно, натиск стихийных бедствий, глобальное напряжение и личные проблемы реальны. Вы или кто-то, кого вы знаете, лишились возможности выкупа по закладной, борются с раком или разбирают дом, уничтоженный потопом, - подчеркнул писатель. - Нам нужно каким-то образом сориентироваться в жизни, которая постоянно утопает в море адреналина. Каждые несколько секунд что-то меняется, появляются новые угрозы, о которых мы узнаем благодаря нашим смартфонам, через телевидение или из экрана компьютера.  Во времена наших бабушек и дедушек, чтобы новость о землетрясении в Непале разлетелась по всему миру, потребовалось бы несколько дней, а то и недель. Во времена наших родителей вечерние новости сообщали о катастрофах. Сегодня это вопрос минут, или даже секунд. Мы едва приняли тот факт, что произошла одна катастрофа, как мы уже узнаем о новой».


Автор призвал людей, переживающих чувство безнадежности, не беспокоиться о том, что они чувствует беспокойство.


«Каждый из нас время от времени переживает. Даже Иисус в Свое время тоже беспокоился. За день до Своего распятия, Он был полон страха. Я думаю, что лекарство для себя мы можем взять из Его примера. Когда Иисус беспокоился, Он начинал молиться, - отметил Макс Лукадо. - Когда вам кажется, что беспокойство накрывает вас с головой, следуйте этим шагам: молитесь немедленно. Не пренебрегайте проблемами, которые испытываете вы или ваш сосед. Просите Бога о помощи, как только поймете необходимость. Молитесь целенаправленно. Когда мы сводим наши беспокойства к определенным пунктам, они становятся измеримыми. Смутные угрозы кажутся больше, чем конкретные испытания.  Молитесь за других и молитесь с другими. Когда мы берем во внимание проблемы других и заручаемся их помощью в отношении наших испытаний, тогда наши проблемы становятся более преодолимыми. Молитесь с благодарностью. Тревога и благодарность не могут идти вместе. Когда мы перечисляем то, за что благодарны, наш список проблем теряет свою мощь».


Писатель подчеркнул, что тревога, хоть и является неотъемлемой частью жизни, не должна стать всей жизнью человека.


«Путь к миру проложен молитвой. Давайте пригласим Бога помочь нам разобраться в том, как мы реагируем, когда сталкиваемся со страхами и побеждаем битву над волнением. С Его помощью мы можем найти спокойствие в хаотичном мире», - подытожил Лукадо.


Источник: The Christian Post.

Лидировать со смыслом. Дать вашей команде стимул верить в себя


Важность ответственности


Стремление иметь лидера основано на целеустремленности. Предприниматель и автор книг на темы лидерства Джон Максвелл считает, что оно сводится к наличию у лидера трех качеств: неравнодушия, готовности помочь и твердости характера. Люди пойдут за тем, кто проявляет участие, готов помогать окружающим и достоин доверия.


Для Максвелла наличие сторонников неразрывно связано с ответственностью. «Никогда не выпадайте из картинки», – говорит он. «Другими словами, не представляйте себе ситуацию, где не видите места себе. Я не буду просить моих людей делать то, что не готов делать сам. Я не буду просить их пожертвовать чем-то, чем не готов пожертвовать лично. Я не буду просить их отправиться туда, куда мне не хочется идти». Когда окружающие видят серьезность собственного подхода руководителя к делу, то, согласно Максвеллу, становятся готовы «встать с ним на одну платформу» и разделить с ним ответственность.


Маршалл Голдсмит, воспитавший более 300 высших руководителей бизнеса, говорит об ответственности так: «Лидеры должны служить живым примером приверженности ценностям корпорации. Они должны иметь постоянную обратную связь относительно соответствия своих действий корпоративным идеалам». В этой связи «руководители должны публично отчитываться в том, что они предпринимают для улучшения своей работы с точки зрения ее соответствия ценностям компании», – добавляет он. «Проповедовать среди сотрудников» недостаточно.


Голдсмит считает, что «у всех компаний ценности выглядят примерно одинаково». Чтобы проиллюстрировать свою точку зрения, он рассказывает, как наблюдал вдохновенную речь генерального директора об этике, сознательности и ценностях. Речь дополнял духоподъемный видеоролик, производство которого обошлось компании примерно в полмиллиона долларов. «Компания называлась Enron». (В 2001 году энергетический гигант – компания Enron – оказалась в центре шумного скандала в связи с обвинениями в фальсификации финансовой отчетности и применении нечистоплотных финансовых схем. Скандал закончился крахом самой компании, тюремными сроками для ряда топ-менеджеров, выбытием из бизнеса аудиторской фирмы Arthur Andersen и принятием законодательства Сарбейнса-Оксли. – Прим. пер.) Как рассказывает репортер New York Times Курт Айхенуолд в своем бестселлере «Заговор глупцов», именно на этом выездном корпоративном мероприятии зародилась первая незаконная финансовая схема из применявшихся впоследствии компанией. «Я понял, что ценности – это не то, о чем говорят, а то, что делают».


Тамми Эриксон, консультант и лауреат литературной премии, считает, что ответственные лидеры должны быть честными по отношению к своим последователям. «Нам хотелось бы, чтобы друзья были откровенны с нами, честно рассказывая о том, что изменилось. Того же мы хотим и от супругов. И мы хотели бы, чтобы аналогичными стандартами руководствовались в работе наши корпоративные лидеры». Как поясняет Эриксон, которая специализируется на возрастных аспектах трудовой деятельности: «Не так важно то, что вы делаете – но то, каким образом вы это делаете».


Профессор университета Сан-Диего Джордж Рид полагает, что для создания атмосферы ответственности руководитель «должен воспитывать людей, которые не боятся говорить правду власть имущим; воспитывать в окружающих способность говорить вам правду в глаза». Ценной идеей является «управление в движении» – это позволяет людям видеть вас, слышать вас и поддерживать взаимный контакт. Кроме этого, Рид советует проводить совещания «уровнем ниже», на которых топ-менеджер встречается с сотрудниками, находящимися на один-два организационных уровня ниже. Их цель состоит не в том, чтобы проконтролировать работу подчиненных, а в обеспечении непосредственного взаимодействия с высшим руководством. Если такие совещания проводятся регулярно, сотрудники привыкают к откровенному разговору с руководителями организации.


Очень важен прямой контакт с сотрудниками на всех организационных уровнях. Это не только демонстрирует небезразличие руководителя к своим людям, но дает возможность получить не искаженную информацию с мест. «Люди модифицируют информацию не с целью обмана, – говорит Рид. – Они делают так из горячего желания порадовать босса». По мнению Рида, на каждой ступени иерархии организации присутствует возможность искажения информации. «Я обычно объясняю топ-менеджерам, что если на слайдах, подготовленных к совещанию, все выглядит безупречно, очень возможно, что эта информация была чрезмерно отфильтрована». Для того чтобы бороться с этим, по словам Рида, «надо чаще выходить из кабинета или найти доверенных советников, способных выяснить, как на самом деле обстоят дела на том или ином участке»

.

Попытки избегать убаюкивающей информации и искажения данных лежат в основе телевизионного реалити-шоу «Босс-подпольщик». В каждом из эпизодов генеральный директор выходит на работу на самом нижнем организационном уровне руководимой им организации. Это похоже на сюжет повести Марка Твена «Принц и нищий», в которой королевский отпрыск переодевается в простолюдина. Высшим руководителям, конечно, не стоит пускаться в крайности, чтобы получать информацию, но необходимо изыскивать способы встречаться и запросто общаться сотрудниками, чтобы быть в курсе того, как обстоят дела в их организациях. В противном случае они руководят вслепую.


Генеральный директор глобальной компании по предоставлению информационно-технологических услуг HCL Technologies, штаб-квартира которой находится в Индии, Винит Наяр предостерегает топ-менеджеров от того, что называет «условным руководством». Он поясняет: «Вы полагаете, что люди уважают вас только потому, что вы занимаете отдельный кабинет, и доверяют вам только потому, что вы работаете по четырнадцать часов в сутки семь дней в неделю». Руководители ошибочно полагают, что если их непосредственное окружение понимает стратегию компании, это же относится ко всем ее работникам.


Чтобы исключить подобный образ мыслей, Наяр предлагает три средства. Во-первых, следует внимательно относиться к своим контактам и общению с людьми. Это прямая сфера ответственности руководителя. Во-вторых, прекратить считать, что у вас должны быть ответы на любые вопросы. «Это возводит руководителя на пьедестал, с которого ему остается только упасть». В-третьих, надо строго следовать своим обязательствам. «Люди уверены: то, чего вы ждете от них, вы, в первую очередь, должны делать сами». Если лидер хочет, чтобы действия его сотрудников были открытыми и понятными, сам он должен действовать именно так. Похожим образом, настаивая на социальной ответственности или устойчивости, он должен строго следовать эти принципам сам.


Хорошие руководители, которых Наяру приходилось знать лично, не «приходят на работу за определенной целью. Она у них уже есть». Поскольку такие руководители находятся в ладу с самими собой, они могут «прививать чувство целенаправленности в работе, поскольку сами умеют работать только так». Наяр говорит: «Сотрудники – основа вашего будущего… Мое дело – воодушевлять, поощрять и предоставлять возможности людям. Я не представляю ценности для потребителя. Я отвечаю лишь за работу моих сотрудников, создающих для него эту ценность». Как считает Наяр, стоимость создается сотрудниками, поэтому именно они являются двигателями роста организации. Следовательно, топ-менеджеры и сотрудники несут взаимную ответственность друг перед другом.


Ответственность укрепляет целеустремленность. Знание того, что миссия представляет собой нечто целенаправленное, сообщает организации сильнейший импульс к достижению выдающихся результатов.


Источник: econ.wikireading.ru

Как примирить стихийные бедствия и любящего Бога


Доктор Шэрон Диркс, старший преподаватель по христианской апологетике в Оксфордском центре, в своей статье попытался ответить на вопрос можно ли примирить в нашей теологии происходящие стихийные бедствия и любящего Бога.


Не стоит относиться к этому вопросу беспечно. Я не утверждаю, что знаю ответы на все вопросы этой темы. Но позвольте представить вам некоторые мои размышления.


Если Бога не существует, тогда все это «природно». Никаких «бедствий» нет.


Если сверхъестественного не существует, то мы остаемся в замкнутой системе физических сил, а землетрясения, цунами и ураганы - это просто проявления законов природы. Это то, как устроен мир. Другими словами, если Бога нет, тогда все происходящее – природно. Бедствий, как таковых, не существует.


Назвав что-то «бедствием», мы утверждаем, что что-то идет неправильно. Но неправильно по каким стандартам? Апологет Рави Захариас отметил, что когда мы отрицаем страдания, мы призываем моральный закон, истоки которого можно проследить до Того, от Кого этот закон исходит, самого Бога. И тот факт, что мы поднимаем все эти вопросы, направляет нас к Богу, а не от Него.


Итак, вопрос «Почему стихийные бедствия?» не является простым. На данный момент мы будем называть их «естественными явлениями». Есть несколько мнений по этому поводу, и я хочу сосредоточиться на двух.


1) Естественные явления сами по себе не плохие. Они становятся бедствием, когда люди умирают.


Одно из мнений заключается в том, что естественные явления не являются по своей сути плохими. Они существовали до грехопадения и будут существовать на Небесах. Но после грехопадения мы стали уязвимыми в двух направлениях. Во-первых, мы стали уязвимы из-за нищеты и несправедливости. Число смертей в развивающихся странах, как правило, на порядок выше, чем в уже развитых странах. Природные явления более разрушительны в беднейших странах из-за отсутствия инфраструктуры и низкого качества жилья с высокой плотностью населения, которые не выдерживают такого воздействия.


Хотя люди не отвечают за само природное явление, но нищета и несправедливость, вызваны человеческой жадностью, несомненно, увеличивают число погибших.


Вторая область уязвимости вызвана изменением погодных условий. В течение 20-го века глобальная температура Земли заметно увеличилась, в результате чего полярные ледяные шапки начали таять. Некоторые ученые считают, что глобальное потепление вызвало изменения в местных погодных условиях, что привело к увеличению числа ураганов, торнадо, сильных наводнений и оползней.


Есть и другие объяснения этих изменений, на этом этапе нельзя исключать, что увеличение выбросов углерода из-за человеческого образа жизни сыграло определенную роль в ужесточении погодных условий, которые мы наблюдаем. К сожалению, бедные пострадали сильней всего.


2) Природа разрушена


Второе мнение в том, что природа невероятно красива, но в то же время что-то не так. Сама природа не в порядке, и теологи расходятся во мнениях, когда этот надлом произошел. Некоторые считают, что это произошло до грехопадения.


Другие связывают надлом с самим грехопадением. И верят, что человеческое решение, оставить Бога, привело к разрушению природы и появлению катаклизмов.


Являются ли стихийные бедствия Божьим судом?


Когда происходят стихийные бедствия, сразу находятся люди, которые провозглашают это Божьим судом над конкретным регионом за определенный грех, совершенный ими. Иисус объяснил, что это не так. В Евангелии от Луки 13 Иисус сказал о страданиях некоторых галилеян, вызванных жестокостью Пилата, а также о падении башни, которая забрала жизни людей.

Мы не знаем, башня рухнула из-за землетрясения или из-за плохой конструкции. Тем не менее, Иисус ясно сказал, что такое страдание не является судом Бога, но является напоминанием зрителям о краткости жизни и необходимости обратиться ко Христу.


Каким должен быть наш ответ по поводу стихийных бедствий?


Христианская история рассказывает о Боге, который не оставляет людей страдать в одиночестве. Бог воплотился в Иисусе Христе и Он все еще находится рядом со страждущими сегодня. Медицинские работники и службы помощи при чрезвычайных ситуациях - это «руки и ноги Бога» в спасении и помощи людям на земле.


«Всегда есть кто-то, кому хуже, чем тебе» - это выражение я слышу часто. Новости о стихийных бедствиях могут породить ощущение, что наши собственные проблемы не имеют значения. Но правда в том, что Бог может справиться со всем этим. Если вы одиноки или скорбите, или весь ваш остров оказался под водой, вы дороги для Бога. Ваши страдания для Него важны. Говорите с Ним.


Источник: Christian Today