Тэг: Молодежным лидерам

Работа с подростками в контексте плюрализма



Феликс Ортиз


I. ОБЩЕСТВО ПЛЮРАЛИЗМА


Многие из нас, родителей сегодняшних подростков, выросли в обществе, где не существовало разнообразия мировоззрений или образов восприятия жизни. Иудео-христианская культура была тем стержнем, на который нанизывались все общественные и личные ценности. Хотя мы и видели первые мощные атаки атеизма, иудео-христианская культурная идеология все еще доминировала, обуславливая культуру, в которой мы воспитывались.


Например, в странах с католической культурой, таких, как Испания, Франция и Италия, мы редко вступали в контакт с людьми, у которых образ или восприятие жизни радикально бы отличались от наших. Хотя католики и протестанты отличались своим пониманием веры, они являлись разновидностями одного и того же мировоззрения. Сегодня намного более очевидно, что католики и протестанты имеют больше общего, чем те, кто не разделяет христианское мировоззрение.


С приходом постмодернизма философский пейзаж радикально изменился. Лозунгами нашего времени являются плюрализм, разнообразие, многообразие, различия и особенности. В крайней противоположности к прошлому периоду, отсутствует единый центр или структура, придающие согласованность и смысл целостной картине жизни. Об этом Антонио Хименес Ортиз в своей статье, озаглавленной «Как рассказывать о вере сегодняшней молодежи», писал:


«Молодежь страдает от серьезного внутреннего раскола, не имея хребта, который бы их поддерживал. Внутреннее разрушение вызывает неуверенность в себе, а, зачастую, низкую самооценку».


Плюрализм бросает нам вызов выбора, возлагает на нас необходимость выбирать ценности, которые мы считаем наиболее подходящими и корректными, и строить наше мировоззрение на основе этих ценностей. Но так как мы живем в обстановке социально-культурного плюрализма, мы обнаруживаем множество систем ценностей, представленных нам, открыто конкурирующих за нашу приверженность и посвящение им.


Христианский философ Оз Гиннес утверждает, что плюрализм придает всем возможным альтернативам относительность. Он утверждает, что все сводится к вопросу личного выбора среди альтернатив. В результате, в условиях, когда мы сталкиваемся с множеством различных взглядов на мир, борющихся за нашу симпатию и внимание, все становится относительным, и люди, сталкивающиеся с такой лавиной альтернативных вариантов, начинают подвергать сомнению и недоверию свою точку отсчета, свое собственное мировоззрение.


В этой обстановке многообразия и плюрализма, постмодернизм обнаруживает идеальную почву для продвижения своего процесса деконструкции. Деконструкция – это отрицание способности человека понимать реальность или декларировать истину с объективной точки зрения. Если объективной действительности не существует, тогда все остается относительным, любое альтернативное мировоззрение имеет такое же право на существование, как и любое другое, любая религия является такой же приемлемой, как и любая другая.


Эти выразительные концепции могут кому-то показаться некой абстрактной интеллектуальной забавой. На самом деле они достигли обывателя и формируют часть повседневной жизни и нашего образа мышления и отношения к действительности. Сегодня абсолютно нормально быть христианином, гомосексуалистом, буддистом, мусульманином или заниматься гаданием. Ничто не является правильным или неправильным, это лишь вопрос личного выбора. Терпимость приводит нас к оправданию точки зрения, что, не смотря на то, что, может быть, мы никогда не занимались определенным видом занятий, мы не можем отрицать то, что это может быть хорошо и правомерно для других.


II. ПОДРОСТКИ И ПЛЮРАЛИЗМ


Такова обстановка, культурный и социальный борщ, в котором варятся подростки самого начала третьего тысячелетия. Нравится нам это или нет, именно в такой атмосфере формируются наши подростки. Нам не следует обманываться! Все, что относится к подросткам этого поколения, также относится и к нашим детям. Они не только наши дети, но и дети своей культуры и своего времени.

Подростки наших дней приучены к плюрализму и разнообразию с самого первого своего столкновения с этим миром. Школы заполнены детьми другой расы, культуры и религии. Когда они переходят в старшие классы, а тем более поступают в университет, для них не редкость иметь соучеников с совершенно отличающимися ценностями и мировоззрением. Это обычное явление для подростков иметь друзей, которые открыто увлекаются гомосексуализмом, буддизмом, атеизмом или движением Нью эйдж (NewAge). Хотя сами они могут не вести тот или иной образ жизни своих одноклассников, но они склоняются к тому, чтобы рассматривать его как приемлемый и правомочный, и, поэтому, признавать его допустимым.


Интернет помогает подросткам еще более широко подвергаться разношерстному воздействию того мира в гораздо большей степени, чем у предыдущих поколений. В считанные секунды они могут щелкнуть мышью на ссылке, ведущей их со страницы помощи по домашним заданиям на буддистский сайт, находящийся на противоположной стороне Земли. Зайдя в чат, они общаются с людьми, радикально отличающимися верой и образом жизни.

Интернет дает им непосредственный и мгновенный доступ к потокам информации, которые пять-шесть лет назад были просто мечтой для многих из нас. Все это помогает им переживать непосредственный и виртуальный опыт, который ранее предназначался только для взрослых или представителей другой культуры или другой социальной среды.


Кроме Интернета другие средства массовой информации, такие как журналы, телевидение и радио сообщают своей ошеломленной аудитории о всевозможных разновидностях образа жизни людей. Подавляющее большинство этих средств массовой информации представляют нормальными и приемлемыми такие явления, как неженатые пары, живущие вместе, многократные браки, гомосексуальные пары, матери, обращающиеся в банки искусственного оплодотворения, чтобы имеет детей без необходимости вступать в брак или жить вместе с супругом. Люди, которые не соглашаются с подобным образом жизни, изображаются, в лучшем случае, как отсталые или непросвещенные, а в худшем, как ненавистные фанатики.


Таким образом, наши дети воспитываются в среде, которая предлагает им огромный выбор альтернатив, представленных, как в равной степени правомочные, и это определяет их действительность. Все эти альтернативы конкурируют между собой за приобретение внимания и приверженности им. Среди всех этих возможных альтернатив наша вера, – Христианство, вера наших родителей, – является всего лишь еще одним из вариантов, который конкурирует со многими другими. Кроме того, в этом супермаркете мировоззрений, очень свойственном постмодернизму, Христианство может котироваться ниже самых свежих, новейших, наиболее привлекательных течений.


Мое поколение выросло на одной единственной истине. Эта истина могла быть принята или отвержена. Ей можно было быть верным или неверным. В конце концов, это была одна единственная ИСТИНА, и так мы ее воспринимали. В противоположность нам, наши дети воспитываются на различных истинах, истинах с маленькой буквы, истинах, требующих внимания и приверженности к себе и соревнующихся за право быть лучшей, наиболее сладостной и привлекательной.


Как сделать нашу веру привлекательной для наших детей?


Мир подростков, который я описал здесь в общих чертах, делает задачу христиан родителей и педагогов настоящим подвигом. Как можем мы помочь нашим подросткам принять христианство как единственную и определяющую ИСТИНУ? Как можем мы сделать Евангелие приемлемым среди столь многих течений, претендующих быть правомерными?


Во-первых, нужно осознать, что мы не пытаемся сделать Евангелие привлекательным с точки зрения эстетики, интересности или политической корректности. Нашей целью является сделать Евангелиеправдоподобным и достойным принятия в качестве всеобъемлющего мировоззрения. Другими словами, мы стараемся помочь подросткам увидеть и почувствовать, что среди вех возможных вариантов только личные взаимоотношения с Господом смогут удовлетворить их нужды, их поиск реальности и их страстное желание найти смысл жизни.


В предыдущем абзаце я выделил два слова: увидеть и почувствовать. Мое поколение является преимущественно интеллектуальным и рациональным. Мы не должны забывать о том, что мы воспитывались на модернизме, который предполагает главенствующее положение интеллекта и здравого смысла. Наши дети являются плодом постмодернизма и для них чувства и опыт являются доминирующими элементами. Для нас в час принятия решения о посвящении наиболее важными являются доказательства и умозаключения. Для них же определяющими являются опыт и очевидность.


Питер Бергер, один из авторов, пишущих о плюрализме в обществе постмодернизма, указывает на то, что каждое мировоззрение, то есть каждый способ понимания и объяснения действительности обязательно требует социальную базу, доказывающую его право на свое продолжительное существование и истинность как мировоззрения. Он называет эту социальную базу «правдоподобная структура».


Попробуем более детально рассмотреть мысль, изложенную в предыдущем абзаце. Существует много взглядов на жизнь, каждый из которых претендует на истину и требует приверженности ему от людей. Для того чтобы люди могли поверить одному из этих мировоззрений, они должны увидеть его применение в жизни и функционирование среди группы людей. Когда группа людей применяет на практике ценности этого мировоззрения, посторонние могут наблюдать за ними, чтобы оценить такой способ жизни и увидеть заслуживает ли он доверия. Если он окажется заслуживающим доверия, то они нашли правдоподобную структуру, – группу людей, которые живут согласно тому, что они проповедуют.


Денис Холлингер, христианский исследователь в этой области, утверждает, что чем более согласована правдоподобная структура, тем больше доверия будет к людям и их мировоззрению. Когда в культуре нашего общества доминировало Иудео-христианское мировоззрение, многие принимали истину этого мировоззрения, даже не видя никакой правдоподобной структуры (христиан, живущих по своей вере). В отсутствии всех остальных мировоззрений, мы могли излагать духовную истину, исходя из определенных предпосылок. Но в плюралистическом обществе Христианство может оказаться точкой зрения меньшинства в атмосфере жесткой конкуренции со многими другими мировоззрениями. В такой среде существование правдоподобной христианской структуры становится крайне необходимым.


Выводы, которые мы можем сделать относительно нашего служения подросткам, достаточно ясны. Наши дети нуждаются не только в том, чтобы мы передали им истину, но также и в том, чтобы увидеть и пережить эту истину, действующую в правдоподобной структуре, которая является согласованной и заслуживающей доверие. Мы должны принять реальность того, что для наших детей христианство больше не единственная ИСТИНА, но есть и другие конкурирующие истины, и, поэтому, мы должны сражаться за то, чтобы показать им, что это самый лучший из вариантов и что на основе ее можно построить свою жизнь, и сейчас и в вечности.

Давайте не будем забывать о том, что это поколение движимо в основном опытом, а не рациональным обоснованием. Просто объяснить им истину, поделиться ею, или передать ее не достаточно, но они должны увидеть истину в действии, воплощенную и живущую среди группы людей. Только тогда истина будет заслуживать доверия в их глазах. Это подводит нас к следующей теме.


Читайте продолжение на следующей неделе.