Тэг: МОЛОДЕЖИ

МОЖНО ЛИ НАУЧИТЬСЯ ЛЮБИТЬ БЛИЖНЕГО, ЕСЛИ НЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО ТАКОЕ ЛЮБОВЬ?


Три банкрота

Как это ни печально признавать, но неспособность любить является общим диагнозом для всего человечества. Чтобы убедиться в этом, совсем не обязательно заглядывать в душу всем и каждому. Даже самый поверхностный взгляд на историю любого народа, да и на мировую историю в целом, приводит к неутешительному выводу: люди гораздо более склонны обижать и мучить друг друга, чем — любить. Войны, революции, кровавые междоусобицы, убийства, насилие… На этом историческом фоне сам разговор о любви к ближнему может показаться возвышенной идеей, так и не осуществленной на практике.


Но не одна только история дает повод к подобному пессимизму. Литература также представляет нам целый ряд героев, чья неспособность любить является их главной художественной характеристикой. Тут и молодой повеса Евгений Онегин, с холодной легкостью отвергший искреннее и чистое чувство провинциальной девушки, а после невесть с чего вдруг застреливший своего лучшего друга. Тут и отважный Григорий Александрович Печорин, с помощью нехитрой, но подлой интриги похитивший несчастную черкесскую княжну, которая надоела ему спустя четыре месяца и вынуждена была жизнью заплатить за романтические забавы скучающего искателя приключений.


Но если отсутствие способности к любви у этих двух героев русской литературы еще можно как-то попытаться объяснить схожестью их характеров и общей наклонностью к скуке, то третий персонаж, которого бы хотелось упомянуть в этой связи, напрочь вываливается из подобного объяснения. Жизнерадостный прохиндей Остап Бендер — кипучий, деятельный и не склонный к рефлексии — в отношениях с женщинами, как это ни странно, в точности повторяет «подвиги» своих литературных предшественников, упомянутых выше. Сначала, подобно Печорину (влюбившему в себя Мери, а затем бросившему ее), великий комбинатор позорно убегает от полюбившей его дочери старого ребусника, а после (как и опомнившийся к концу романа Онегин) безуспешно пытается напомнить оставленной им девушке о ее былой любви.


Два самых известных литературных меланхолика и веселый жулик оказались удивительно похожи в своей неспособности любить. В чем же тут дело? Почему столь разные типы людей в важнейшей сфере своего бытия оказываются так одинаково и фатально несостоятельными?


Рассуждать об этом с различных точек зрения можно довольно долго. Однако если обратиться к христианству, ответ на такой вопрос найти совсем несложно.


Как теряют любовь


В Евангелии Христос ясно говорит, что потеря любви является прямым следствием уклонения человека от исполнения заповедей Божиих: по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь (Мф 24:12). Очень важно понять, что само слово «беззаконие» в отношении заповедей имеет не юридический смысл по принципу: ты нарушил закон, Бог тебя за это накажет. Христианство говорит совсем о другом, духовном законе, который правильнее было бы сопоставить с законами физики, химии, биологии и любой другой естественной науки. Ведь если человек, нарушая законы собственной природы, попытается сесть на раскаленную плиту, лизнуть железо на морозе или выпить серной кислоты, то вряд ли кому-либо придет в голову назвать печальные, но вполне естественные последствия такого беззакония — наказанием Божиим. То же самое происходит, когда человек пренебрегает духовными законами своего бытия. В сущности, все заповеди Евангелия как раз и являются такими законами, а вовсе не какими-то формальными и внешними по отношению к человеку требованиями.


Нет, в заповедях Господь лишь открывает нам принципы здорового существования нашей духовной природы, некую норму человечности, при соблюдении которой человек не будет вредить собственному естеству. Ну, в самом деле, разве вызовет у кого-то протест утверждение о том, например, что зависть или обида наносят вред, и прежде всего — самому завистнику или обиженному? Или что гневливый человек сам себе укорачивает жизнь? Да любая, даже самая далекая от христианства психологическая школа безоговорочно подтвердит сегодня истинность этих мыслей! Поэтому слова «грех» и «беззаконие» в Евангелии означают нарушение принципов нормального человеческого существования, которое неизбежно влечет за собой страдание, разрушение, смерть.


В общем-то, все заповеди лишь выявляют различные грани главного призыва Евангелия, который, наверное, известен любому культурному человеку — любите друг друга (Ин 34:13). Ведь на того, кого любишь, не станешь гневаться, ему не будешь завидовать, простишь ему любую обиду и никогда не станешь его осуждать. Таким образом, в заповедях изложены не какие-то отвлеченные истины — пускай и возвышенные, — а принципы деятельного проявления той самой любви, которой нам так не хватает в нашей жизни. Но что же происходит, если человек нарушает эти принципы? Об этом нетрудно догадаться по нехитрой аналогии: а что бывает, когда человек нарушает законы физики и пытается разжечь костер посильнее, усердно поливая его водой? Ответ очевиден: огонь погаснет. Ровно то же самое происходит и с любовью в сердцах тех людей, которые нормой своей жизни сделали нарушение закона любви, то есть — грех.


И если внимательно рассмотреть литературные истории жизни Онегина, Печорина и Остапа Бендера, то причину их неспособности к любви увидеть совсем несложно.


Так, по словам Пушкина, бедный Евгений самые чистые и естественные порывы молодости потратил на сомнительные похождения и бесконечные любовные интрижки:


Он в первой юности своей
Был жертвой бурных заблуждений
И необузданных страстей.


За восемь лет такой беспорядочной жизни Онегин довел себя до весьма печального состояния, когда женщина перестала быть для него тайной, желанной целью и радостным открытием:


В красавиц он уж не влюблялся,
А волочился как-нибудь;
Откажут — мигом утешался;
Изменят — рад был отдохнуть.
Он их искал без упоенья,
А оставлял без сожаленья,
Чуть помня их любовь и злость.


Еще страшнее выглядит внутренняя жизнь Печорина, вернее, то, что он сам сделал с этой своей жизнью. Ведь не так уж и лицемерит Григорий Александрович, когда, рисуясь перед княжной Мери, проговаривает свое жизненное кредо: «Я был готов любить весь мир, — никто меня не понял: и я выучился ненавидеть». Здесь герой честно признает любовь ко всему миру — нормальным состоянием здорового, неиспорченного человека. Правда, вину за утрату этого своего здорового состояния Печорин пытается полностью переложить на окружающих. Но путь этот тупиковый и бесплодный. Ведь если мою душу искалечили другие люди, то, значит, и приводить ее в порядок должен не я, а они. Собственно, именно такой вывод и делает лермонтовский герой: «…если б все меня любили, я в себе нашел бы бесконечные источники любви». Поставив способность к любви в зависимость от нравственности окружающих, «герой нашего времени» полностью отсек для себя возможность исцеления и пришел в поистине ужасное состояние, когда страдания другого человека, да и сама жизнь его становятся лишь забавой, топливом для эмоций, хоть как-то теребящих его ледяное сердце: «А ведь есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет! Я чувствую в себе эту ненасытную жадность, поглощающую все, что встречается на пути; я смотрю на страдания и радости других только в отношении к себе, как на пищу, поддерживающую мои душевные силы. Сам я больше не способен безумствовать под влиянием страсти; честолюбие у меня подавлено обстоятельствами, но оно проявилось в другом виде, ибо честолюбие есть не что иное, как жажда власти, а первое мое удовольствие — подчинять моей воле все, что меня окружает; возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха — не есть ли первый признак и величайшее торжество власти? Быть для кого-нибудь причиною страданий и радостей, не имея на то никакого положительного права, — не самая ли это сладкая пища нашей гордости? А что такое счастье?


Насыщенная гордость


Счастье — как насыщенная гордость! Бедный Печорин… Если бы он только знал, что гордость в принципе ненасыщаема и никогда не удовлетворится тем состоянием, в котором находится человек, сколь бы высоко он ни вознесся! По учению Церкви, нет более страшного нарушения закона любви, чем гордость, медной стеной отделяющая человека от всего мира, от других людей и от Самого Бога. Чтобы убедиться в истинности этого утверждения, достаточно просто перечитать страшные строки из дневника Печорина, приведенные выше.


Ну а неутомимый охотник за денежными знаками Остап Бендер лишил себя способности к любви иным методом, не менее разрушительным, чем блуд или гордость. На что же этот симпатичный литературный герой потратил весь пыл своей энергичной натуры, куда употребил таланты, которыми так щедро наделили его авторы? Об этом лучше всего сказал сам великий комбинатор в претенциозной эпитафии самому себе: «Он любил и страдал. Любил деньги и страдал от их недостатка». Вполне откровенный и точный диагноз. Любовь к деньгам в христианской традиции носит название сребролюбия. А о том, какую разруху производит сребролюбие в душе человека, прямо сказано в одном из посланий апостола Павла: А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые… сами себя подвергли многим скорбям (1 Тим 6:9–10).


В эту короткую цитату полностью укладывается вся трагикомическая история не только Остапа Бендера, но и многих других. История людей, которые в погоне за деньгами растратили свои многочисленные способности и энергию молодости, не создали семьи, не приобрели друзей… Ведь даже деньги, которые Бендер в конце концов сумел получить, не согрели его душу и не принесли счастья. Потому что не может стать счастливым тот, кто не способен любить.


Конечно, все эти герои не более чем плод писательской фантазии. Но ведь в том и притягательность настоящей литературы, что в образах вымышленных героев она показывает нам такие состояния человеческой души, на которые уже вполне реально отзывается наше сердце, наша совесть, наш жизненный опыт. И если быть с собой до конца честным, то многое из того, что лишило любви Онегина, Печорина и Остапа Бендера, мы в той или иной мере найдем и в своей жизни.


Как животное или — как Бог?


«Нет попутного ветра для того, кто не знает, в какую гавань он хочет приплыть», — когда-то сказал Монтень. К сожалению, этот тезис как нельзя более уместен в разговоре о любви в случаях, когда под этим словом подразумевается все что угодно: бурная страсть, физическое влечение, мимолетная симпатия или просто какое-то неопределенное томление в душе. Учиться любви, имея о ней столь смутные представления, — столь же неблагодарный труд, как разгадывать кроссворд, в котором отсутствуют не только ответы, но и вопросы.


В целом слово «любовь» ассоциируется у современного человека с некими бурными переживаниями, радостью или слезами, трепетом и замиранием сердца, одним словом — с сильным эмоциональным волнением. И действительно, тот, кто хоть однажды был влюблен, знает это состояние, когда в любимом человеке вдруг сосредотачивается весь смысл твоего существования. Но куда же девается это волнение страстей спустя некоторое, иногда совсем непродолжительное время? Почему так часто со скандалом делят имущество муж и жена, которые еще совсем недавно жить не могли друг без друга?


Жизнь очень сложная штука, но все же, наверное, не последнюю роль в таких разочарованиях и семейных драмах играет как раз неправильное понимание людьми важнейшего вопроса: что такое любовь? Ведь если понимать любовь как эмоцию, то неизбежно придется признать, что, подобно всем прочим чувствам, она очень изменчива, неустойчива и зависима от множества внешних и внутренних факторов нашей жизни. Не выспался — и уже не до чувств. Переел — снова не до них. Пасмурная погода за окном, больной зуб, случайно сказанное слово, косой взгляд, падение уровня сахара в крови — все эти вещи, как и великое множество других, здесь не названных, постоянно влияют на наши чувства. И если ставить свою любовь к ближнему в зависимость от многообразных обстоятельств жизни, то сохранить такую любовь-эмоцию окажется невероятно трудной задачей.

К тому же эта любовь обладает одной не очень симпатичной характеристикой: нам свойственно испытывать ее либо к тем, с кем хорошо нам, либо к тем, кому хорошо с нами. Но стоит даже приятному нам человеку выразить хотя бы легкое недовольство в наш адрес, как сразу же вместо любви к нему в душе вспыхивают совсем другие эмоции. А уж если мы узнаем, будто этот человек сделал нам какую-нибудь откровенную гадость — тут уж только держись! Тогда начинается такая «любовь», которая для несчастной бесприданницы Ларисы Огудаловой заканчивается приговором: «Так не доставайся ж ты никому!» и пулей в сердце, для пылкой Кармен — ножом в груди, а для Дездемоны — смертью от рук ревнивого мужа. В общем, с любимыми, которые вместо удовольствия начали доставлять неудобства, очень часто все происходит по схеме известной фольклорной истории, когда некий хозяин любил свою собаку лишь до тех пор, пока она не съела у него кусок мяса. Можно было бы, конечно, списать все эти печальные события на бурную фантазию драматургов, да вот беда — реальные уголовные хроники всех газет мира во все времена переполнены подобными трагедиями.


Именно такую любовь, сведенную к эмоции, Христос решительно отвергает, говоря ученикам: …если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?(Мф 5:46).


Любовь-эмоция почти не отличается от инстинктов животного. Поэтому нормой человеческой любви Христос объявляет нечто неизмеримо более высокое и требующее от людей существенного волевого и нравственного усилия: Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф 5:43-45).


Но любить своего врага, руководствуясь эмоциями и чувствами, уже не получится, поскольку чувства эти будут прямо противоположными любви. И здесь кроется одно из главных отличий любви христианской от всех прочих ее пониманий и трактовок: евангельская любовь обязательно предполагает жертвенность. А жертвой в данном случае должен стать отказ от таких естественных человеческих чувств, как неприязнь и отвращение, которые мы обычно испытываем к своим врагам. Занятие это нелегкое и даже болезненное, но ведь и цель его безмерно высока: уподобиться в любви уже не животному, но — Богу.


«Проблема расширенного эгоизма»


Ну вот, похоже, и найдены нужные слова: любовь — как жертвенность, способность к самоотдаче. Казалось бы, вот оно — христианское понимание любви! Но и тут нас подстерегают скрытые опасности. Оказывается, жертвенность вполне возможна и при отсутствии любви к ближнему. Не зря ведь апостол Павел предостерегает христиан от подобного перекоса в восприятии Евангелия: если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы (1 Кор 13:3).


Возникает закономерный вопрос: а что же, собственно, может стать для меня причиной самопожертвования, если не моя любовь к ближнему? Ответ на это — тема для отдельного большого разговора, поэтому ограничимся здесь лишь одним его аспектом, который можно было бы условно назвать «проблемой расширенного эгоизма».


Дело в том, что, вкладываясь в объект своей любви, отдавая ему силы, время, жертвуя ради него какими-то удовольствиями, человек потихоньку начинает любить в нем именно этот свой вклад, а точнее — себя самого в любимом. В итоге получается такая вот расширенная любовь к себе, пусть даже в нее будут включены мой муж или моя жена, мои дети, моя собака. Но в центре подобного отношения всегда будет этот злосчастный общий знаменатель — «мое». Такая любовь может превратиться в гордость, отделяющую нас и наших любимых от остального мира и уничижающую все, что находится за этой границей.


Убедительный пример такого расширенного эгоизма, принимаемого за любовь, можно увидеть в знаменитой сказке французского писателя Экзюпери, когда Маленький принц объяснял ничейным розам, в чем их отличие от его любимого цветка: «Вы ничуть не похожи на мою розу. Вы еще ничто… Вы красивые, но пустые. Ради вас не захочется умереть. Конечно, случайный прохожий, поглядев на мою розу, скажет, что она точно такая же, как вы. Но мне она дороже всех вас. Ведь это ее, а не вас я поливал каждый день. Ее, а не вас накрывал стеклянным колпаком. Ее загораживал ширмой, оберегая от ветра… Я слушал, как она жаловалась и как хвастала, я прислушивался к ней, даже когда она умолкала. Она — моя».


Логика Маленького принца здесь предельно ясна: чем больше самого себя вкладываешь в то, что любишь, тем больше оснований считать это своим. А все остальное можно спокойно считать «ничем», поскольку оно ведь еще ничье. Неудивительно, что бедные розы смутились, услышав эту декларацию любви-собственности. Конечно, Маленький принц — удивительно светлый и добрый герой, пожалуй, даже один из самых светлых во всей мировой литературе. Но в данном случае его понимание любви, к сожалению, не очень сильно отличается от жизненной философии генеральского денщика — персонажа одного из очерков Н. Лескова. Этот денщик делил все человечество на две неравные части: к одной он относил себя и своего барина, к другой — всю прочую «сволочь». Подобным образом и любовь-собственность заставляет человека автоматически делить весь мир на «мы» и «они». И тогда, чем бы он ни жертвовал во имя подобной любви, эта жертва неизбежно будет принесена им лишь себе самому.


Христианство предполагает совершенно иной принцип отношения к окружающим, когда основанием для любви к ближнему является вовсе не наша собственная мера жертвенности по отношению к нему, а безмерность жертвы Христа за все человечество. Чтобы эта мысль стала более понятной, можно рассмотреть ее на примере отношения героя сказки Экзюпери к чужим розам. Маленький принц по-детски наивно определил их как «ничто», поставив ничьим цветам в упрек тот факт, что ради них еще никто ничем не пожертвовал[1]. Но христиане знают, что Христос пострадал за каждого человека, а следовательно: каждый из людей — Его, потому что для Бога нет беспризорных цветов. Христиане призваны в каждом человеке видеть Христа и почитать в любом случайном встречном образ Божий. При таком мировоззрении разделение людей на своих и чужих по какому-либо признаку становится попросту невозможным. Вот как пишет об этой «неразборчивости» христианской любви святитель Игнатий Брянчанинов: «И слепому, и прокаженному, и поврежденному рассудком, и грудному младенцу, и уголовному преступнику, и язычнику окажи почтение как образу Божию. Что тебе до их немощей и недостатков! Наблюдай за собою, чтобы тебе не иметь недостатка в любви».


Любовь — не эмоция


На расстроенном рояле даже самый выдающийся исполнитель всех времен и народов не сможет толком сыграть и банального «Чижика-пыжика». Все его мастерство, весь обширный репертуар, экспрессия и выразительность игры окажутся бесполезными, если инструмент не будет должным образом настроен. То же самое вполне справедливо и в отношении человеческой души: она тоже нуждается в правильной настройке, без которой все наши мысли, слова и действия могут оказаться фальшивыми.


Христианская любовь к ближнему — это не чувство, и даже не действие, а именно такая настройка, а вернее, устроение человеческой души, когда в ней живет постоянная готовность отнестись к любому человеку, как к Самому Христу. Ведь в христианстве дистанция между этикой в отношениях с Богом и этикой межчеловеческих отношений практически сведена к нулю словами Христа: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф 25:40). Каждый человек, как бы ни был он плох и неприятен нам, призван к бытию Богом, любим Им, несет в себе Его образ. И для желающих исполнить христианскую заповедь о любви к ближнему прежде всего необходимо так настроить свои ум и сердце, чтобы в любом человеке за всеми его индивидуальными несовершенствами видеть этот образ Божий, помнить о том, что он — такое же любимое Богом создание, как и ты сам. Лишь на почве подобного устроения души способна прорасти та любовь, о которой говорит Евангелие. Практический же рецепт такой настройки можно увидеть в творениях святых отцов, всю свою жизнь употребивших на освоение этой непростой науки — любить ближнего.


«Воздавай почтение ближнему как образу Божию — почтение в душе твоей, невидимое для других, явное лишь для совести твоей. Деятельность твоя да будет таинственно сообразна твоему душевному настроению. Воздавай почтение ближнему, не различая возраста, пола, сословия, — и постепенно начнет являться в сердце твоем святая любовь. Причина этой святой любви — не плоть и кровь, не влечение чувств, — Бог», — говорит святитель Игнатий (Брянчанинов).


В чем же на деле должно быть выражено такое душевное устроение, объясняет другой святой — авва Дорофей: «Не делай зла ближнему, не огорчай его, не клевещи, не злословь, не уничижай, не укоряй, и таким образом начнешь после мало-помалу и добро делать брату своему, утешая его словами, сострадая ему или давая ему то, в чем он нуждается; и так, поднимаясь с одной ступени на другую, достигнешь с помощью Божией и верха лестницы. Ибо, мало-помалу помогая ближнему, ты дойдешь до того, что станешь желать и пользы его, как своей собственной, и его успеха, как своего собственного. Сие и значит возлюбить ближнего своего, как самого себя».


Вот, собственно, и все. Нетрудно увидеть, что никаких сверхъестественных ухищрений и неисполнимых требований здесь нет. И прежде всего нужно научиться так любить самых близких своих людей — мужа, жену, детей, родителей… Не потому, конечно, что они — наши родственники. Просто именно с ними мы общаемся гораздо больше, чем с остальным человечеством, и где же еще осваивать христианскую любовь к ближнему, как не в собственной семье? Глупо учиться любви к врагам, так и не научившись любить свою бабушку.


Конечно, в приведенных здесь цитатах отцов описано лишь самое начало стяжания любви к ближнему. Путь же ее совершенствования бесконечен, поскольку человек призван уподобиться в ней Самому Богу. Но без этого драгоценного начала весь остальной путь окажется для нас безнадежно закрыт.


Мы понимаем, что такая трактовка образа Маленького Принца может вызвать неоднозначную реакцию и многим не понравиться. Однако из уважения к позиции автора мы не стали подвергать текст редактуре и убирать из него это сравнение, что не означает, что редакция разделяет данную позицию. — Ред.


Источник: Фома.Ru

Как побороть "хроническое беспокойство"


Макс Лукадо, писатель, евангелист и пастор мегацеркви «Оак Хиллс», (Сан-Антония, Техас) дал советы людям, испытывающим «хроническое беспокойство», в связи с новостями о трагедиях в мире.


«Сколько еще мы сможем вынести? Массовое убийство в Лас-Вегасе. Пуэрто-Рико разрушает очередной ураган. Мехико сотрясают землетрясения, семьи остаются без домов, и количество невинных жертв растет. Войны и слухи о войнах гудят в Северной Корее, угрожая нашим союзникам и нашей родине. Если смотреть на собственные жизни, то ситуация не намного лучше: финансовый стресс, кризис здоровья, проблемы в отношениях, - отметил Макс Лукадо. - Вы когда-нибудь чувствовали себя измученным? Хотеть спрятаться, выключить телевизор, телефон, накрыться с головой одеялом и надеяться на то, что все это продет к утру? То, что вы чувствуете, имеет конкретное название – хроническое беспокойство. Вам страшно, а леденящий ветер не прекращает завывать. И даже когда шторм стихает, есть ощущение, что скоро придет еще один. И он всегда... приходит... Беспокойство - это вор, забирающий наш сон, нашу энергию, наше благополучие и наш мир».


По данным Национального института психического здоровья, тревожные расстройства достигают эпидемических масштабов. В течение года более 50 миллионов американцев сталкиваются с  паническими атаками, фобиями или другими тревожными расстройствами. Население США в настоящее время признано народом, который более всего страдает от тревожных расстройств в мире.


«Безусловно, натиск стихийных бедствий, глобальное напряжение и личные проблемы реальны. Вы или кто-то, кого вы знаете, лишились возможности выкупа по закладной, борются с раком или разбирают дом, уничтоженный потопом, - подчеркнул писатель. - Нам нужно каким-то образом сориентироваться в жизни, которая постоянно утопает в море адреналина. Каждые несколько секунд что-то меняется, появляются новые угрозы, о которых мы узнаем благодаря нашим смартфонам, через телевидение или из экрана компьютера.  Во времена наших бабушек и дедушек, чтобы новость о землетрясении в Непале разлетелась по всему миру, потребовалось бы несколько дней, а то и недель. Во времена наших родителей вечерние новости сообщали о катастрофах. Сегодня это вопрос минут, или даже секунд. Мы едва приняли тот факт, что произошла одна катастрофа, как мы уже узнаем о новой».


Автор призвал людей, переживающих чувство безнадежности, не беспокоиться о том, что они чувствует беспокойство.


«Каждый из нас время от времени переживает. Даже Иисус в Свое время тоже беспокоился. За день до Своего распятия, Он был полон страха. Я думаю, что лекарство для себя мы можем взять из Его примера. Когда Иисус беспокоился, Он начинал молиться, - отметил Макс Лукадо. - Когда вам кажется, что беспокойство накрывает вас с головой, следуйте этим шагам: молитесь немедленно. Не пренебрегайте проблемами, которые испытываете вы или ваш сосед. Просите Бога о помощи, как только поймете необходимость. Молитесь целенаправленно. Когда мы сводим наши беспокойства к определенным пунктам, они становятся измеримыми. Смутные угрозы кажутся больше, чем конкретные испытания.  Молитесь за других и молитесь с другими. Когда мы берем во внимание проблемы других и заручаемся их помощью в отношении наших испытаний, тогда наши проблемы становятся более преодолимыми. Молитесь с благодарностью. Тревога и благодарность не могут идти вместе. Когда мы перечисляем то, за что благодарны, наш список проблем теряет свою мощь».


Писатель подчеркнул, что тревога, хоть и является неотъемлемой частью жизни, не должна стать всей жизнью человека.


«Путь к миру проложен молитвой. Давайте пригласим Бога помочь нам разобраться в том, как мы реагируем, когда сталкиваемся со страхами и побеждаем битву над волнением. С Его помощью мы можем найти спокойствие в хаотичном мире», - подытожил Лукадо.


Источник: The Christian Post.

Я поверил в Бога после стрельбы


Тейлор Бендж, выживший после стрельбы в Лас-Вегасе, рассказал о том, как поверил в Бога после происшествия.


Тейлор сказал, что он не знал, что ему делать, когда Стивен Паддок устроил ужасную масштабную перестрелку на фестивале кантри-музыки в Лас-Вегасе


«Огромное количество людей лежали в лужах крови. Я не знал, как вести себя дальше и что мне делать, как действовать», - сказал Бендж телеканалу CNN.


Но во время худшей массовой перестрелки в истории США, в которой число погибших в настоящее время составляет более 50 человек с более чем 400 ранеными, Бендж говорит, что его сердце изменилось.

«Такая ситуация не может на вас не повлиять. На самом деле, в такой момент вы можете рассчитывать только на Бога и надеяться, что все это закончится, - сказал он. - Я знаю, что я не могу говорить за всех, но лично я был полнейшим агностиком до этого концерта, а сейчас я твердо верю в Бога, потому что нет больше никакого объяснения тому, что после этой стрельбы я все еще могу быть здесь, дышать и говорить с вами».


Источник: Charisma News.

Лидировать со смыслом. Дать вашей команде стимул верить в себя


Важность ответственности


Стремление иметь лидера основано на целеустремленности. Предприниматель и автор книг на темы лидерства Джон Максвелл считает, что оно сводится к наличию у лидера трех качеств: неравнодушия, готовности помочь и твердости характера. Люди пойдут за тем, кто проявляет участие, готов помогать окружающим и достоин доверия.


Для Максвелла наличие сторонников неразрывно связано с ответственностью. «Никогда не выпадайте из картинки», – говорит он. «Другими словами, не представляйте себе ситуацию, где не видите места себе. Я не буду просить моих людей делать то, что не готов делать сам. Я не буду просить их пожертвовать чем-то, чем не готов пожертвовать лично. Я не буду просить их отправиться туда, куда мне не хочется идти». Когда окружающие видят серьезность собственного подхода руководителя к делу, то, согласно Максвеллу, становятся готовы «встать с ним на одну платформу» и разделить с ним ответственность.


Маршалл Голдсмит, воспитавший более 300 высших руководителей бизнеса, говорит об ответственности так: «Лидеры должны служить живым примером приверженности ценностям корпорации. Они должны иметь постоянную обратную связь относительно соответствия своих действий корпоративным идеалам». В этой связи «руководители должны публично отчитываться в том, что они предпринимают для улучшения своей работы с точки зрения ее соответствия ценностям компании», – добавляет он. «Проповедовать среди сотрудников» недостаточно.


Голдсмит считает, что «у всех компаний ценности выглядят примерно одинаково». Чтобы проиллюстрировать свою точку зрения, он рассказывает, как наблюдал вдохновенную речь генерального директора об этике, сознательности и ценностях. Речь дополнял духоподъемный видеоролик, производство которого обошлось компании примерно в полмиллиона долларов. «Компания называлась Enron». (В 2001 году энергетический гигант – компания Enron – оказалась в центре шумного скандала в связи с обвинениями в фальсификации финансовой отчетности и применении нечистоплотных финансовых схем. Скандал закончился крахом самой компании, тюремными сроками для ряда топ-менеджеров, выбытием из бизнеса аудиторской фирмы Arthur Andersen и принятием законодательства Сарбейнса-Оксли. – Прим. пер.) Как рассказывает репортер New York Times Курт Айхенуолд в своем бестселлере «Заговор глупцов», именно на этом выездном корпоративном мероприятии зародилась первая незаконная финансовая схема из применявшихся впоследствии компанией. «Я понял, что ценности – это не то, о чем говорят, а то, что делают».


Тамми Эриксон, консультант и лауреат литературной премии, считает, что ответственные лидеры должны быть честными по отношению к своим последователям. «Нам хотелось бы, чтобы друзья были откровенны с нами, честно рассказывая о том, что изменилось. Того же мы хотим и от супругов. И мы хотели бы, чтобы аналогичными стандартами руководствовались в работе наши корпоративные лидеры». Как поясняет Эриксон, которая специализируется на возрастных аспектах трудовой деятельности: «Не так важно то, что вы делаете – но то, каким образом вы это делаете».


Профессор университета Сан-Диего Джордж Рид полагает, что для создания атмосферы ответственности руководитель «должен воспитывать людей, которые не боятся говорить правду власть имущим; воспитывать в окружающих способность говорить вам правду в глаза». Ценной идеей является «управление в движении» – это позволяет людям видеть вас, слышать вас и поддерживать взаимный контакт. Кроме этого, Рид советует проводить совещания «уровнем ниже», на которых топ-менеджер встречается с сотрудниками, находящимися на один-два организационных уровня ниже. Их цель состоит не в том, чтобы проконтролировать работу подчиненных, а в обеспечении непосредственного взаимодействия с высшим руководством. Если такие совещания проводятся регулярно, сотрудники привыкают к откровенному разговору с руководителями организации.


Очень важен прямой контакт с сотрудниками на всех организационных уровнях. Это не только демонстрирует небезразличие руководителя к своим людям, но дает возможность получить не искаженную информацию с мест. «Люди модифицируют информацию не с целью обмана, – говорит Рид. – Они делают так из горячего желания порадовать босса». По мнению Рида, на каждой ступени иерархии организации присутствует возможность искажения информации. «Я обычно объясняю топ-менеджерам, что если на слайдах, подготовленных к совещанию, все выглядит безупречно, очень возможно, что эта информация была чрезмерно отфильтрована». Для того чтобы бороться с этим, по словам Рида, «надо чаще выходить из кабинета или найти доверенных советников, способных выяснить, как на самом деле обстоят дела на том или ином участке»

.

Попытки избегать убаюкивающей информации и искажения данных лежат в основе телевизионного реалити-шоу «Босс-подпольщик». В каждом из эпизодов генеральный директор выходит на работу на самом нижнем организационном уровне руководимой им организации. Это похоже на сюжет повести Марка Твена «Принц и нищий», в которой королевский отпрыск переодевается в простолюдина. Высшим руководителям, конечно, не стоит пускаться в крайности, чтобы получать информацию, но необходимо изыскивать способы встречаться и запросто общаться сотрудниками, чтобы быть в курсе того, как обстоят дела в их организациях. В противном случае они руководят вслепую.


Генеральный директор глобальной компании по предоставлению информационно-технологических услуг HCL Technologies, штаб-квартира которой находится в Индии, Винит Наяр предостерегает топ-менеджеров от того, что называет «условным руководством». Он поясняет: «Вы полагаете, что люди уважают вас только потому, что вы занимаете отдельный кабинет, и доверяют вам только потому, что вы работаете по четырнадцать часов в сутки семь дней в неделю». Руководители ошибочно полагают, что если их непосредственное окружение понимает стратегию компании, это же относится ко всем ее работникам.


Чтобы исключить подобный образ мыслей, Наяр предлагает три средства. Во-первых, следует внимательно относиться к своим контактам и общению с людьми. Это прямая сфера ответственности руководителя. Во-вторых, прекратить считать, что у вас должны быть ответы на любые вопросы. «Это возводит руководителя на пьедестал, с которого ему остается только упасть». В-третьих, надо строго следовать своим обязательствам. «Люди уверены: то, чего вы ждете от них, вы, в первую очередь, должны делать сами». Если лидер хочет, чтобы действия его сотрудников были открытыми и понятными, сам он должен действовать именно так. Похожим образом, настаивая на социальной ответственности или устойчивости, он должен строго следовать эти принципам сам.


Хорошие руководители, которых Наяру приходилось знать лично, не «приходят на работу за определенной целью. Она у них уже есть». Поскольку такие руководители находятся в ладу с самими собой, они могут «прививать чувство целенаправленности в работе, поскольку сами умеют работать только так». Наяр говорит: «Сотрудники – основа вашего будущего… Мое дело – воодушевлять, поощрять и предоставлять возможности людям. Я не представляю ценности для потребителя. Я отвечаю лишь за работу моих сотрудников, создающих для него эту ценность». Как считает Наяр, стоимость создается сотрудниками, поэтому именно они являются двигателями роста организации. Следовательно, топ-менеджеры и сотрудники несут взаимную ответственность друг перед другом.


Ответственность укрепляет целеустремленность. Знание того, что миссия представляет собой нечто целенаправленное, сообщает организации сильнейший импульс к достижению выдающихся результатов.


Источник: econ.wikireading.ru

Как примирить стихийные бедствия и любящего Бога


Доктор Шэрон Диркс, старший преподаватель по христианской апологетике в Оксфордском центре, в своей статье попытался ответить на вопрос можно ли примирить в нашей теологии происходящие стихийные бедствия и любящего Бога.


Не стоит относиться к этому вопросу беспечно. Я не утверждаю, что знаю ответы на все вопросы этой темы. Но позвольте представить вам некоторые мои размышления.


Если Бога не существует, тогда все это «природно». Никаких «бедствий» нет.


Если сверхъестественного не существует, то мы остаемся в замкнутой системе физических сил, а землетрясения, цунами и ураганы - это просто проявления законов природы. Это то, как устроен мир. Другими словами, если Бога нет, тогда все происходящее – природно. Бедствий, как таковых, не существует.


Назвав что-то «бедствием», мы утверждаем, что что-то идет неправильно. Но неправильно по каким стандартам? Апологет Рави Захариас отметил, что когда мы отрицаем страдания, мы призываем моральный закон, истоки которого можно проследить до Того, от Кого этот закон исходит, самого Бога. И тот факт, что мы поднимаем все эти вопросы, направляет нас к Богу, а не от Него.


Итак, вопрос «Почему стихийные бедствия?» не является простым. На данный момент мы будем называть их «естественными явлениями». Есть несколько мнений по этому поводу, и я хочу сосредоточиться на двух.


1) Естественные явления сами по себе не плохие. Они становятся бедствием, когда люди умирают.


Одно из мнений заключается в том, что естественные явления не являются по своей сути плохими. Они существовали до грехопадения и будут существовать на Небесах. Но после грехопадения мы стали уязвимыми в двух направлениях. Во-первых, мы стали уязвимы из-за нищеты и несправедливости. Число смертей в развивающихся странах, как правило, на порядок выше, чем в уже развитых странах. Природные явления более разрушительны в беднейших странах из-за отсутствия инфраструктуры и низкого качества жилья с высокой плотностью населения, которые не выдерживают такого воздействия.


Хотя люди не отвечают за само природное явление, но нищета и несправедливость, вызваны человеческой жадностью, несомненно, увеличивают число погибших.


Вторая область уязвимости вызвана изменением погодных условий. В течение 20-го века глобальная температура Земли заметно увеличилась, в результате чего полярные ледяные шапки начали таять. Некоторые ученые считают, что глобальное потепление вызвало изменения в местных погодных условиях, что привело к увеличению числа ураганов, торнадо, сильных наводнений и оползней.


Есть и другие объяснения этих изменений, на этом этапе нельзя исключать, что увеличение выбросов углерода из-за человеческого образа жизни сыграло определенную роль в ужесточении погодных условий, которые мы наблюдаем. К сожалению, бедные пострадали сильней всего.


2) Природа разрушена


Второе мнение в том, что природа невероятно красива, но в то же время что-то не так. Сама природа не в порядке, и теологи расходятся во мнениях, когда этот надлом произошел. Некоторые считают, что это произошло до грехопадения.


Другие связывают надлом с самим грехопадением. И верят, что человеческое решение, оставить Бога, привело к разрушению природы и появлению катаклизмов.


Являются ли стихийные бедствия Божьим судом?


Когда происходят стихийные бедствия, сразу находятся люди, которые провозглашают это Божьим судом над конкретным регионом за определенный грех, совершенный ими. Иисус объяснил, что это не так. В Евангелии от Луки 13 Иисус сказал о страданиях некоторых галилеян, вызванных жестокостью Пилата, а также о падении башни, которая забрала жизни людей.

Мы не знаем, башня рухнула из-за землетрясения или из-за плохой конструкции. Тем не менее, Иисус ясно сказал, что такое страдание не является судом Бога, но является напоминанием зрителям о краткости жизни и необходимости обратиться ко Христу.


Каким должен быть наш ответ по поводу стихийных бедствий?


Христианская история рассказывает о Боге, который не оставляет людей страдать в одиночестве. Бог воплотился в Иисусе Христе и Он все еще находится рядом со страждущими сегодня. Медицинские работники и службы помощи при чрезвычайных ситуациях - это «руки и ноги Бога» в спасении и помощи людям на земле.


«Всегда есть кто-то, кому хуже, чем тебе» - это выражение я слышу часто. Новости о стихийных бедствиях могут породить ощущение, что наши собственные проблемы не имеют значения. Но правда в том, что Бог может справиться со всем этим. Если вы одиноки или скорбите, или весь ваш остров оказался под водой, вы дороги для Бога. Ваши страдания для Него важны. Говорите с Ним.


Источник: Christian Today 


Христианам нет смысла пробиваться на светскую сцену


Василий Чеховский, лидер музыкальной группы Imprint в интервью Refnews поделился своим мнением о том, есть ли смысл христианским музыкантам пробиваться на светскую сцену. 


«Я думаю, большого смысла вливаться нет. Часто группа подстраивается и вливается, теряя себя в итоге, - отметил музыкант. - Есть, конечно, группы, которые на светском рынке сразу начали путь, у них обычно, все нормально и все получается. А те, кто спустя годы пребывания на христианской сцене пытаются влиться, вполне могут потерять свою прежнюю аудиторию и взамен не приобрести новую».


Василий Чеховский подчеркнул, что группам важно придерживаться своего стиля.


«Я не люблю группы, которые прыгают из стиля в стиль. Я люблю, когда группа имеет свой стиль. К примеру, Океан Эльзы – у них есть оригинальность, узнаваемость, есть свой фирменный стиль и стержень. Они собирают залы, как никто сегодня из светских артистов Украины. А те, кто бросаются из стиля в стиль, теряют в итоге все, - сказал музыкант. - Группам из христианской среды не стоит ставить целью, влиться в светскую сцену. Напротив, должна быть поставлена цель сделать качественный продукт. И тогда цель достичь светского слушателя сама приведет музыканта к этому слушателю».


Источник: invictory.com

Причины недоверия христиан к пророчествам


Пастор церкви Mount Hope Church в городе Лансинг (штат Мичиган, США) Дэйв Уильямс в своей статье объяснил, почему современные христиане имеют ошибочные взгляды по поводу библейских пророчеств.


«Ежедневные заголовки газет, похоже, кричат в унисон: "Так долго продолжаться не будет. Cлучится что-то, что потрясет народы. Это "что-то" будет внезапным, драматичным и необратимым", - отметил служитель. - Трагично, но многие христиане сегодня уже не знают, верят ли они в библейское пророчество».


По словам Дэйва Уильямса, это объясняется в основном тремя причинами:


- некоторые пасторы не учат пророчеству.


- за последние несколько десятилетий было много ложных тревог.


- неквалифицированные учителя предлагают искренние, но ошибочные мнения.


Пастор подчеркнул, что некоторые христиане считают пророчество отрицательным.


«Они предпочли бы учить и проповедовать о том, как жить без стресса и преодолевать беспокойство. Эти типы проповедей, безусловно, могут помочь, - отметил он. - Однако, когда 27% Библии являются пророчеством, мы не должны игнорировать пророчества, а проповедовать Божье Слово в полноте. Как сказал Павел: "Ибо я не упускал возвещать вам всю волю Божию" (Деян. 20:27)».


Дэйв Уильямс подметил, что учение о скором пришествии Христа для Церкви было однажды яркой и благословенной надеждой. Христиане действительно верили, что в любой момент Христос может взять их на небеса.


«Неминуемое означает "неизбежное, надвигающееся, которое может произойти в любой момент". Сегодня доктрина неминуемости часто становится объектом насмешек и шуток от "более интеллектуальных ученых", которые жалеют тех, кто все еще верят, что Христос придет за ними, - подчеркнул служитель. - Заместители богословов утверждают, что те, кто учит и верит в доктрину неизбежности, обучают простому эскапизму. Иисус наставлял Своих последователей так: "бодрствуйте на всякое время и молитесь, да сподобитесь избежать всех сих будущих бедствий и предстать пред Сына Человеческого" (Луки 21:36)».


Источник: Charismanews.com

Как «Звездные войны» помогают понять каноничность Библии


Библия имеет больше общего со «Звездными Войнами», чем вы бы могли подумать. Эту идею хочет донести преподаватель Нового Завета в Университете Butler доктор Джеймс Ф. МакГрат (James F McGrath). Чтобы доказать это, он создал карточную игру на основе Библии.


«Канон», так называется игра. По словам создателя, это креативный способ изучения происхождения Писания.


Джеймс Ф. МакГрат подчеркнул, что Библия не упала с неба, как книга, которую мы читаем сегодня. Это также не какое-то догматическое и политическое изобретение Императора Константина и ранней Церкви.


«Как профессор курса я столкнулся с одной проблемой, что и побудило создать эту игру. Студенты регулярно приходят на занятия с неправильными представлениями о библейском каноне. Некоторые думают, что все это упало с неба в виде полного сборника, в то время как другие слышали версию кода Да Винчи, в которой Константин говорит Церкви, что у нее слишком много Евангелий, и они должны сократить список до четырех», - отметил Джеймс Макграт.


Он объяснил, что те, кто изучал данную тему, знают, что история канона сложная.

«Все началось  с работ, которые имели и делили несколько общин, далее были внутренние и внешние разногласия, о трудах, которые они не разделяли. Обсуждения, дополнения, исключения, еще много чего происходило на протяжении столетий», - рассказал профессор.


Макграт подчеркнул, что исторические сложности происхождения Библии мало кого волнуют за пределами специализированных академий. Это стало причиной поиска способа, как сделать эти необходимое, но при этом «невероятно скучное» обучение более привлекательным в этом своих учеников.


Тогда Макграт подумал, что если процесс создания канона Писания включал одновременно «соперничество и совместный труд», почему бы не «воспроизвести эту динамику в наборе правил игры, и рассказать об этом ученикам не с помощью лекции, но с помощью игры.


Больше всего воодушевило Макграта понимание того, что концепция «Канона» Писания очень похожа на концепцию популярных современных франшиз, таких как «Звездные войны», «Звездный путь» или «Доктор Кто». Среди фанатов этих фэнтезийных мировбушуют дебаты о том, какие истории относятся к «канону» или нет.


«Когда кто-то говорит, что "Эпизод I Звездных войн" не столь авторитетен, как оригинальная трилогия, это сопоставимо с дебатами об относительной важности послания Римлянам и Иакова между протестантами и католиками, - подчеркнул преподаватель. - И когда все поклонники соглашаются с тем, что первый фильм из серии "Звездные войны" является центральным в каноне, но в тоже время не соглашаются с тем, Хан ли выстрелил первым, это, по своей сути, вопрос текстовой критики. Это то же самое, что принимать Евангелие от Иоанна и, тем не менее, обсуждать статус истории о женщине, взятой в прелюбодеянии».


Для более обширного сравнения, обе сферы также имеют «фанфики»: произведения, написанные посвященными, но не являющиеся частью канона. Например, альтернативные или гностические Евангелия в ранней Церкви, или новеллы о тайной жизни Вуки Чубакки в Звездных войнах.


МакГрат впервые раскрыл свои карты на занятиях по курсу «Религия и научная фантастика». Игру хорошо приняли, и с тех пор вышло несколько изданий игры, дополненные при помощи профессиональной игровой издательской компании The Game Crafter. Сегодня эту игру используют профессоры на уроках в США, Великобритании, Австралии, Норвегии и Сингапуре.


МакГрат сказаа, что наиболее запоминающаяся реакция на игру была у студентов Христианской Теологической Семинарии в Индианаполисе.


«Они были намного внимательней к тому, что было написано на карточках, чем даже мои студенты из Батлера. Их действительно интересовало, к примеру, входило или нет Евангелие от Марка в Канон, и это направило их игру по интересному пути», - отметил он.

Похоже на то, что МакГрат объединил два мира, которые, несмотря на споры, оказались не такими уж и разными: мир библейских ученых и мир ревностных фэнтезийных фэндомов. Обе общины по-своему особенные, с воодушевленными поклонниками, которых объединяют общие увлечения, и споры о них.


В ближайшие несколько месяцев МакГрат представит свою игру обеим группам. Во-первых, на игровой конвенции GenCon в Индианаполисе, и, во-вторых, на престижном ежегодном академическом собрании Общества библейской литературы.


Источник: Christian Today.

Зачем христианам использовать соцсети


Карл Вэйтерс, пастор церкви «Cornerstone ChristianFellowship» в Фаунтин Вали (Калифорния, США) в своем блоге назвал причины, почему христианам необходимо использовать соцсети.


«Если Вы пастор и Вы не пользуетесь социальными сетями, Вы недостаточно хорошо ведете свою церковь. Если у Вас нет страницы в социальных сетях, позвольте мне ответить на некоторые Ваши аргументы против них», - отметил служитель.


Он объяснил, почему христиане должны пользоваться социальными сетями.


1. «Люди тратят слишком много времени на свои компьютеры и мобильные телефоны».

Иисус сказал нам нести Евангелие туда, где есть люди. В социальных сетях их очень много.


2. «Мне не нравятся соцсети».

«Это не имеет значения, - подчеркнул Карл Вэйтерс. - Если бы Вы ненавидели футбол, но жили в городе, в котором многие были одержимы футболом, что бы Вы сделали? Сидели дома в пятницу вечером? Или пошли на игру, потому что там веселее и больше народа?»


3. «Я не смогу воздействовать на людей через соцсети».

Пастор заявил, что люди часто приходят к Иисусу через социальные сети. По его словам, многие люди таким образом находят для себя церковь.

«Отказ от использования социальных сетей сегодня - это как жить в 1960-х годах и отказываться от использования телефона. Вы можете это сделать, но у Вас отсутствует основной инструмент межличностного общения», - отметил Вэйтерс.


4. «Лучше разговаривать с человеком в живую».

«Конечно, это так. Вот почему воскресные служения, лагеря, пикники и почти все остальное, что мы делаем, как церковь, наполнено прекрасными личными беседами, - подчеркнул пастор. - Но как насчет времени, проводимого между церковными событиями, которые большинство людей называют своей реальной жизнью? Когда пастор отказывается быть в социальных сетях, он словно говорит большой части общины: «Мне все равно, как вы общаетесь. Если вы хотите поговорить со мной, вы сделаете это по-моему».


5. «Моя церковь не может себе этого позволить».

Это бесплатно. Служитель подчеркнул, что самые быстрые и глобальные средства, которые когда-либо разрабатывались для достижения наибольшего числа людей в истории, находятся у нас под рукой и «буквально в наших карманах». И это не стоит ни копейки.


Источник: Christianity Today

Если вы не переживаете присутствие Бога, это не грех


Автор и библеист Р. Т. Кендалл рассказал, что это не плохо и не греховно, если человек не чувствует Бога постоянно.


«Когда вы ничего не чувствуете, когда Он не отвечает на вашу молитву, и вы чувствуете себя преданным, когда кажется, что Он нарушил Свое слово, вы говорите: "Ну ладно, спасибо. Господь, кажется, Ты меня больше не заботишь", - отметил Кендалл. - Бывают времена, когда вы ничего не чувствуете, когда Он "подводит вас", и весь ад ополчается. Понимаете, подобные вещи не произойдут на Небесах, но они происходят здесь, и это ваша возможность сделать то, что мало кто делает. И это необходимо делать сразу, а именно, угождать Ему».


В своей новой книге «Присутствие Бога» (The Presence of God) служитель отметил, в 16 Псалме Давид говорит о том, чтобы Господь заступился за него. Кендалл сказал, что вспоминает эти стихи, когда не чувствует присутствие Господа, и представляет, как Бог стоит по его правую руку.


«Я думаю, это значит, что Давид представляет, как Господь стоит перед ним, - объяснил автор. - Он как бы говорит: "Я могу это сделать, потому что Он по правую руку от меня". Истина в том, что Иисус всегда по правую руку, но мы не всегда помним об этой истине. В те моменты, когда вы об этом забываете, вы по вере представляете Его рядом. Это то, что я делал на протяжении многих лет».


Кендалл рассказал, как однажды у него было видение на пути в Теннесси. Он ехал на машине, когда внезапно открылись Небеса, и он увидел Христа по правую руку от Бога. Служитель отметил, что Иисус ходатайствовал за него, и он видел лицо Спасителя в течение 30 секунд. Это одно событие изменило всю его теологию за 24 часа, а также его понимание присутствия Господа.


По его словам, поиск присутствия Господа можно свести к одному вопросу: «Что дает вам больше удовлетворения, когда Бог угождает вам или когда вы можете угодить Богу?»


«Понимаете, когда Он проявляет Свое присутствие, Он радует вас, - сказал  Кендалл. - В тот день, в машине, я увидел, вот Он, тот самый Иисус, который умер на кресте, воскрес из мертвых, Он реальный ... Это было так реально: это было так замечательно, Библия ожила для меня. Я никогда не видел подобного в своей жизни, я видел это в тот день. Так замечательно».


«Но также бывают времена, когда я вообще не чувствую Его. То, что я хотел показать в книге - даже если вы ничего не чувствуете, Он по-прежнему рядом, Он реальный, объективно ничего не изменилось», - добавил он. - Если вы не переживаете Его присутствие, это не грех и это не плохо. Это скорее возможность для нас показать Ему, насколько сильна наша любовь».


Источник: Charisma News.