Тэг: ИСТОРИЯ

Перл-Харбор: как бывшие враги стали братьями во Христе


На сайте CBN News в статье, посвященной 75-й годовщине нападения японцев на Перл-Харбор, рассказали о судьбе летчика, который возглавил первую волну японских бомбардировщиков, а несколько лет спустя стал христианином, благодаря служению американского летчика, который участвовал в ответной атаке американцев.


7 декабря исполнилось 75 лет со дня нападения японской авиации на военно-морскую и воздушные базы США в окрестностях Перл-Харбор (остров Оаху, Гавайские острова). Это нападение послужило поводом для вступления США во Вторую мировую войну.


Во время атаки японские бомбардировщики шли двумя волнами. Первую волну возглавил капитан Мицуо Фушида (Mitsuo Fuchida). Успешная атака и роль в ней капитана Фушида сделали его национальным героем.


18 апреля 1942 года состоялся ответный рейд американских бомбардировщиков (Doolittle Raid), которые, стартовав с авианосца, совершили дерзкую дневную бомбардировку Токио и других важных японских городов. В этом рейде принимал участие старший сержант Джейкоб Дишайзер (Jacob DeShazer). В ходе атаки его самолет был сбит, а сам Дишайзер попал в плен. В плену, ожидая казни, Дишайзер начал читать Библию. Ему легко удавалось запоминать многие места Писания, больше всего его коснулась Нагорная проповедь Христа.


«Я обнаружил, что Бог дал мне новые, духовные глаза и когда я смотрел на вражеских офицеров и охранников, которые морили голодом и так жестоко избивали моих товарищей и меня, я обнаружил, что моя злобная ненависть к ним изменилась на любящее сострадание. Я понял, что эти люди ничего не знают о моем Спасителе», — вспоминал Дишайзер.


После войны он вместе с женой вернулся в Японию уже в качестве миссионера. Готовясь к этой поездке бывший летчик издал небольшую брошюру «Я был пленником в Японии».


Однажды осенью 1948 года такая брошюра попала в руки Мицуо Фушида. К тому времени Фушида уже осознавал, что несколько раз его жизнь чудесным образом сохранялась. Одним из последних таких чудес стало то, что за пару часов до ядерной бомбардировки Хиросимы, его срочно вызвали в столицу. Через сутки после взрыва он вернулся в Хиросиму оценить нанесенный ущерб. Все члены его команды позже умерли от полученной радиации, но у него самого не было никаких признаков болезни. Свидетельство американского летчика пробудило в Фушида интерес к христианской вере. Он начал читать Библию и осенью 1949 года стал христианином.


В жизни оба летчика впервые встретились в 1950 году, уже как братья во Христе.


Подробно эта история описана в книге «Раненный Тигр», второе издание которой вышло как раз к 75-й годовщине нападения на Перл-Харбор.


Источник: CBN News

Что такое стресс и как его преодолеть?



ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОНИМАЕТЕ, ЧТО ТАКОЕ СТРЕСС?


Стресс — это внутренняя реакция на внешние обстоятельства. Современная жизнь полна стресса, и не найти двух людей, реагирующих на него одинаково — даже если они сталкиваются с одними и теми же стрессовыми факторами.


Мы сотворены чудесным образом, и способность «выбора» это дар от Бога. Вместе с этим даром приходит ответственность совершать такой выбор, который наилучшим образом позаботится от нашем физическом, ментальном и духовном здоровье. Однако, для того, чтобы жить менее стрессовой и более полноценной жизнью, мы должны сначала понять стресс: что это такое, к чему он приводит и как возникает.


Стресс, по своей сути, не плох

Всё в жизни так или иначе оказывает давление на нас, но некоторое напряжение может мотивировать нас и пробуждать наш мозг. При первых признаках стресса иммунная система, память и способность к обучению возрастают.


Без стресса в нашей жизни, наши умы станут вялыми, а тела слабыми. Хорошие стресс-факторы можно определить в роли обычных обязанностей: регулярное расписание, продуктивный труд и обучение, требующие усилий физические нагрузки, взаимодействие с другими людьми и борьба с обыкновенными микробами и токсинами в окружающей среде.


Однако, хронический стресс может сократить продолжительность и уменьшить качество жизни. Хронический стресс, связанный с карьерой, семейными обязанностями и даже такими хорошими вещами, как служение и волонтерская работа, в конечно итоге может нанести ущерб вашему здоровью в целом. Если бы вы ездили в своем автомобиле на высокой скорости каждый день, с утра до вечера, это привело бы к его износу значительно быстрее, чем если бы вы водили его разумное количество времени и на нормальной скорости.


Стресс влияет на тело и разум

Истинная причина болезни и недомогания не стресс, но скорее неспособность тела адаптироваться и восстановиться после стресса. Когда мы напряжены, наш пульс и артериальное давление повышаются, и надпочечники выбрасывают в кровь кортизол.


Стресс также может создавать желание отклонять или избегать разных задач, потому что мы считаем, что не контролируем ситуацию — и чем большую утрату контроля мы чувствует, тем более напряженными мы становимся. Это то, что мы знаем о стрессе и теле: дело не столько в количестве стресса, но в количестве времени, которое вы находитесь в состоянии стресса.


Можно «поймать» стресс

Последние исследования показывают, что когда мы видим другого человека в состоянии стресса, наш организм реагирует сопереживанием, как будто бы это наш собственный стресс. Если люди вокруг вас постоянно негативны, саркастичны, агрессивны или в других стрессовых состояниях — существует высокая вероятность того, что вы также будете переживать стресс. Автономная реакция на стресс (борьбу или бегство) запускается как реальными, так и предполагаемыми событиями, так что даже небольшая стрессовая сцена в фильме может повысить уровень кортизола у вас в крови. А слишком большое количество кофеина во время завтрака переключает нервную и гормональную систему в состояние постоянной «борьбы или бегства», разрушающее энергетические запасы и ведущее к тревожности, увеличению веса и бессоннице.


Вы можете находиться в состоянии стресса, не подозревая об этом

Помимо наличия брома в муке, хлора и фтора в питьевой воде, и канцерогенных химикатов в средствах личной гигиены, наши тела каждый день забрасываются токсинами, приводящими к стрессу всю систему. Если вы соедините переизбыток токсинов с количеством лет неосознанного их поглощения, относительно вреда не ошибётесь — попадёте в самую точку.


За многие годы хронического стресса незаметно для нас изнашиваются надпочечники и иммунная система, в то время как мы чувствуем себя более менее нормально. Когда наши тела привыкают к высокому уровню стресса, ничто больше не может предупредить нас о проблеме. Господь создал тысячи видов пищи, которой мы можем наслаждаться, и большинство из них даже не требует приготовления. Вместо того, чтобы выбирать искусственные продукты питания, отдавайте предпочтение различной необработанной, натуральной, органической пище.


Понимание стресса это первый шаг к его выявлению и к тому, как он может быть пропущен через фильтр вашего разума, тела и общего здоровья. Ради помощи в борьбе с хроническим стрессом сделайте приоритетными физические упражнения, высыпайтесь, придерживайтесь диеты, оптимизирующей здоровье кишечника и научитесь замедляться, ведь быть постоянно занятым — не значит быть успешным.


Немножко стресса — это хорошо, но если стресса слишком много стресса — это вредно.Запомните хорошее правило: немного стресса мотивирует; больше — усложняет; переизбыток — разрушает.


Автор — Dr. Pete Sulack  

Перевод — Алекс Фишман

Источник - charismamag.com 

10 вещей, которые стоит говорить скорбящему человеку


Моя статья, опубликованная недавно — «10 вещей, которые не стоит говорить скорбящему человеку» — вызвала много обсуждений, как соглашающихся со мной так и оспаривающих мои десять пунктов. Большинство людей были благодарны за список, так как он помог им узнать каких клише точно стоит избегать на похоронах или в присутствии друга, переживающего горе.


Определенное количество неравнодушных людей, однако, отметили что публикация написана в негативном ключе, то есть там сказано, что нам не стоит говорить, но не сказано, что можно говорить.


И пока я оценивал критику, я подумал, что это точно показывает, зачем нужна была первая статья. Но позвольте мне начать с короткой предыстории.


Боль не уходит

Мой отец погиб в аварии на мотоцикле шесть лет назад. Ему было всего 50, и у него остались четверо взрослых детей. Ясно, что новость об аварии просто уничтожила нас, оставила нас всех растерянными и нетвердо стоящими на ногах. Это была первая смерть близкого, с которой нам пришлось иметь дело. В 28 лет, ты планируешь провести еще два-три десятилетия со своим отцом. Вряд ли в зрелом возрасте я на самом деле понимал, насколько я еще чувствую себя ребенком, пока отец не ушел.

Ни «Прощай.»

Ни «Я люблю тебя.»

Просто ушел.

Как и ожидалось, на его похоронах был бесконечный поток людей с хорошими намерениями, которые пытались сказать что-то утешающее. Я осознал там и тогда, что ненавижу эту очередь посетителей на похоронах. Эти люди чувствуют, что они просто должны что-то сказать Вам, но все это очень неловко и искусственно.


И я задался вопросом, и не в последний раз, неужели люди действительно думают, что есть какой-то волшебный набор слов, который может решить мою проблему? Неужели люди действительно думают, что они смогут собрать правильную комбинацию слогов, которая хоть как-то сделает смерть моего отца менее трагичной?


Конечно, они не смогут.


Но, казалось, многие люди старались сделать это изо всех сил. Будто бы, если сказать правильные слова — мой отец поднимется из могилы, как Лазарь.


Посреди всех этих мини-консультационных сессий, был, однако, один человек, который подошел и сказал мне что-то, чего я никогда не забуду. Если Вам придется что-либо говорить скорбящему человеку, стоит поучиться у него.


Без тени дискомфорта или неловкости, скорее всего, потому что он не пытался решить мою проблему, пожилой джентльмен по имени Чарли подошел ко мне. Несколько лет назад он потерял жену из-за рака, все еще переживал ее смерть и пытался как-то справиться с этим, проживая день за днем без нее.


Со всей мудростью, которая приходит с таким горем, Чарли обнял меня, потом посмотрел мне в глаза и сказал: «Боль не уходит. Ты просто учишься с нею жить».


Это было самым честным, откровенным и красивым из всего, что кто-либо говорил мне в тот день. Я устал от стандартных, шаблонных фраз.


Я устал от людей, пытающихся «вытянуть меня из печали» своими  клише. Этот мужчина говорил чистейшую правду, как бы плохо это ни звучало. И так будет всегда. Единственная надежда — это научиться жить с этим. Или, словами Эндрю Питерсена, может остаться ноющая боль, но не разрушающая.

 

В этом суть…

Этот мужчина мог говорить со мной так прямо, потому что он знал это не понаслышке. Ему не нужно было маскировать собственную незащищенность дешевыми словами. Нет, он знал кое-что о боли, знал о бесполезности ответов в такой момент, и он знал, что нужно сказать, а чего лучше не говорить.


И, возможно, в этом проблема с большей частью нашего поведения на похоронах. У многих американцев так — мы проводим так много времени, избегая страданий, что мы не знаем как себя вести, когда сталкиваемся с ними лицом к лицу. Не знаем, что сказать. Или, что более точно, мы не знаем, что большинству из нас просто не стоит говорить ничего.


Когда я написал первую статью, нашлось бесконечное количество доброжелательных людей, которые говорили: «Почему Вы не написали 10 пунктов о том, что стоит говорить скорбящему человеку?»


Но этот вопрос, какими бы благими намерениями он не был продиктован, совершенно не цепляет сути. Мы вообще не должны что-то говорить. На самом деле, большинству из нас не стоит говорить ничего.


Молчание, святое и исцеляющее

С каких пор молчание перед лицом трагедии это плохой вариант? С каких пор мы должны заполнять словами каждый момент жизни?


Это очень свойственно американской культуре, мы чувствуем себя так, будто все время должны говорить. В нашей культуре о молчании известно столько же, сколько и о скорби, то есть — ничего.


Мы не можем оставаться наедине со своими мыслями даже в лучшие дни, не говоря уже о худших. Мы ощущаем эту привычную необходимость говорить, рассказывать, выкрикивать, шептать или болтать, и все потому, что мы понятия не имеем как сохранять тишину. Мы не знаем, что тишина, на самом деле, может быть святой. И она почти никогда не бывает неуместной.


В этом отношении кое-чему можно поучиться у друзей Иова. После того как он потерял свою семью, друзья Иова пришли и в течении трех дней не говорили абсолютно ничего. Их молчание было звуком любви и почтения к горю Иова. Так было пока они не начали говорить — и делать ошибки. Они хотели разрешить его горе, найти какую-то причину для случившегося, объяснить это Божьей Волей. Но у Иова, в отличие от многих скорбящих, были необходимые аргументы, чтоб отвергнуть их глупые ответы и ложные предположения относительно того, что ему нужно, и относительно самого характера Бога, который они предполагали, что знают.

 

Ты просто выглядел так, будто тебе нужны были объятья

Позвольте мне иллюстрировать целесообразность и святость молчания еще одной короткой историей о смерти моего отца. Незадолго после его похорон в центральном Миссури, я должен был возвращаться в Лексингтон, Кентукки, чтобы восстановить свое обучение в семинарии. С сердцем, которое все еще билось вне привычного ритма, со скорбью, которая все еще покрывала мою душу грязной пленкой, я шел назад в кампус, опустив глаза, надеясь ни с кем не встретиться взглядом. Я устал от людей. Я устал от ответов.


Я действительно спланировал свою поездку в кампус в то время, когда, как я знал, занятия уже шли. Я планировал опоздать на занятие и тогда мне точно не придется ни с кем говорить. Так что, когда я шел по кампусу, двор был пуст.


Ну, он был пуст за исключением одной одинокой фигуры, Джереми Айя.


Джереми был на некотором расстоянии от меня и шел в другом направлении. Но когда он увидел меня, он окликнул мое имя и пошел прямо ко мне. Честно говоря, я осторожно относился к тому, что сейчас произойдет. Но когда он подошел прямо ко мне, он просто обнял меня и продержал в крепких объятиях несколько секунд. После чего сказал: «Мне просто показалось, что ты нуждался в объятиях». Потом развернулся и ушел.


Большинству людей, которые думают что им нужны какие-то быстрые, успешные клише, чтоб помочь людям справиться с горем, эта история может показаться анти-кульминационной.


Но те, кто знаком с горем, и знают что его так просто не одолеть, те поймут почему этот момент я никогда не хотел бы забыть. Не было сказано ничего глубокого. Не было сделано ничего проникновенного. Были просто объятия. То, в чем я нуждался. И отказ от попыток улучшить положение.


Джереми сделал все правильно. Я думаю, можно многому поучиться у его простоты.


В конце концов, я не могу назвать людям какие-то конкретные вещи, которые стоит говорить их скорбящим друзьям. Почему? Потому что вещи, которые вы говорите и делаете всегда зависят от ваших отношений 1) с человеком, который скорбит, и 2) ваших отношений с горем, самим по себе (переживали ли вы когда-нибудь глубокое горе?). Уместность ваших слов и действий определяется в свете того, как хорошо вы знаете того, кто скорбит, и как хорошо вам известно, что именно причиняет человеку боль.


Это не отговорка. Было бы хорошо, если бы существовали 10 вещей, которые стоит говорить скорбящему человеку. Но это просто невозможно.


Но, молчание не бывает плохим вариантом.  Молчание исцеляюще. Молчание свято.

 

Так что нам стоит говорить?

Для тех из вас, кто будет разочарован если не получит более практического совета, вот несколько общих мыслей о том, что может случиться, когда вы столкнетесь с горем лицом к лицу.


Первое, не забывайте, что нет волшебных слов, сказав которые вы сможете заставить скорбящего человека чувствовать себя лучше. Ничего. Вы можете найти наилучшие слова в мире, но это все равно не унимает боли.


Второе, вместо того, чтоб сосредотачиваться на том, что Вы должны сказать, лучше сосредоточьтесь на том, чтобы выслушать его (если он хочет поговорить). Не торопите людей говорить, но если они хотят, не навязывайте своих ответов. Лучше используйте активное слушание. Просто продолжайте задавать вопросы, направленные на их чувства, а не ваши, на их историю, а не вашу.


Выслушав их историю можете сказать: «Так когда случилось X, Вы чувствовали Y?» Это позволит им рассказать о своих чувствах так много или так мало, как они захотят.


Когда я консультирую людей, на это часто уходит большая часть времени: «когда случилось X, Вы чувствовали Y?». Это часто побуждает больше говорить их, позволяет им исследовать свои чувства, и позволяет исправить Вас, если Y это не то, что они на самом деле чувствовали.


Это хорошо работает именно потому, что позволяет людям говорить 99% времени, пока Вы просто слушаете и задаете вопросы… конкретные, специфические, эмоциональные, а не общие вопросы.


Третье, если человек не хочет говорить — это нормально. Он не будет винить Вас за то, что это неудобно, ведь он знает, что Вам тоже неудобно, потому что вся его жизнь сейчас неудобна. Так что воспринимайте это неудобство нормально. Не пытайтесь бороться с этим. В конце концов, неудобство — это Ваше чувство, и Вам нужно остаться сосредоточенным на его чувствах.


Четвертое, задавайте реальные, практические вопросы. «Что ты хочешь чтоб я сделал для тебя на работе, пока ты не там?», «Есть какие-то поручения, которые я могу выполнить для тебя?», «Могу я сходить за покупками для тебя? Какие продукты ты предпочитаешь?» (Серьезно, если вы собираетесь вместе, чтоб составить для него меню и что-то готовить, ради Бога, исключите пасту! Скорбящие люди устали от пасты!) Предложите сделать для него какие-то конкретные вещи, и он сможет сосредоточиться на других вещах, если только ему не нужен психологический перерыв. В конце концов, выполнение каких-то дел по хозяйству может быть исцеляющим, потому что дает чувство равновесия, когда выполняешь что-то обыденное.

 

Пятое, как я сказал выше, если Вы не чувствуете себя достаточно мудрыми чтоб говорить с человеком или если Вы не достаточно близки с ним, просто будьте рядом. НЕ ИЗБЕГАЙТЕ ЕГО. Обнимите его, задайте несколько вопросов о том что конкретно Вы можете сделать для него, помолитесь вместе, если человек не против, и дайте ему знать, что Вы будете продолжать молиться за него. После уходите. Это нормально.


Шестое, присылайте ему СМС, имейлы, открытки и т.д., на протяжении следующих месяцев, на годовщину утраты, на день рождения человека, которого он потерял и т.д. Люди забывают кое-что — скорбящий человек вряд ли забудет день, когда произошла трагедия, даже если весь остальной мир забудет этот день. Если Вы хотите помочь человеку, не забывайте этот день, даже если придется записать его в свой календарь.


Седьмое, поймите, что многие люди будут глубоко противиться своей вере во время скорби. И это нормально. Бог с ними в их скорби. Бог страдает вместе с ними. Их сердца изранены и Бог работает с этим. Не обходите их горе или их вопросы дешевыми ответами на вечные вопросы. К тому же, даже если у Вас будет идеальный ответ от Бога, разве это как-то сделает их горе менее трагичным? Я так не думаю.


Вместо этого, когда возникают сложные вопросы о вере, обнимите человека и просто скажите: «Я не знаю что сейчас происходит. Но я знаю, что сердце Бога разрывается вместе с твоим». Ваш теологический ответ не будет глубже этого. Бог страдает вместе с ним. Богу известна скорбь. Ведь однажды Он потерял сына.


Во время скорби нет необходимости в ваших мудрых богословских рассуждениях. Это скорее время Вам быть воплощением Бога, Его обнимающими руками. Вам не нужно быть Его рупором.


Я надеюсь, это стало реальной помощью, которую многие из вас искали. Однако, как я и говорил, я считаю, что лучший вариант — это святая, благоговейная тишина.


Автор — Tom Fuerst  

Перевод — Зина Гаврилюк 

Источник - ministrymatters.com

10 вещей, которые НЕ стоит говорить скорбящему человеку


Узнав лично, что такое скорбь за последние несколько лет, я понял, что когда наступает время, когда нам нужно утешить скорбящего человека, люди просто не знают, что сказать или сделать.


Мы будто запинаемся и пытаемся преодолеть неловкость, и это все потому, что большинство из нас в жизни пытаются просто спрятать свое горе или отрицают его. Так что когда мы встречаемся с горем лицом к лицу — на похоронах, в лице своего друга, который потерял ребенка, в объявлении о неизлечимой болезни — у нас просто нет навыков, чтобы действовать с мудростью.


И этот недостаток навыков заставляет нас говорить все, что кажется нам разумным, но часто является лишь попыткой скрыть наш собственный дискомфорт. Так что в этой статье я покажу вещи, которые не стоит говорить скорбящим людям. Я буду прямым и даже немного циничным по отношению к некоторым вещам. Но я действительно хочу, чтоб моя точка зрения была понятна.


Я знаю, что ты чувствуешь

Нет, на самом деле, Вы не знаете, что я чувствую. И даже если Вы тоже потеряли своего отца, Вы ведь не теряли моего отца. Даже если Вы потеряли своего племянника, Вы не теряли моего племянника. Суть в том, что Вы, возможно, были в точно такой же ситуации, но отношение — вот что заставляет даже одинаковые ситуации сильно отличаться. Моя любовь к моему отцу возможно такая же, как и любовь каждого сына к его отцу, но особенности наших отношений — и хорошие, и плохие — делают мою любовь к нему уникальной, и делают вашу любовь к вашему отцу уникальной. Да, возможно Вам знакома боль утраты отца. И возможно, эта боль частично похожа на мою. Но наша боль уникальна по отношению к людям и воспоминаниям, которые мы потеряли. Так что нет, Вы не знаете, что я чувствую.


На это была Божья воля / На все есть свои причины / У Бога все под контролем

Однажды я слышал высказывание, что не стоит говорить о Боге ничего, чего вы не могли бы сказать стоя перед воротами Освенцима. Я скажу больше — никогда не говорите о Боге ничего, чего вы не сказали бы родителям, потерявшим ребенка.


Сказать родителям, которые только потеряли ребенка, что «на все есть своя причина» или что «такова была Божья воля» означает, что Бог сделал это с ними. Сказать евреям в концлагере что «у Бога все под контролем» подразумевает, что это Бог сделал с ними такое.


Если вы только не верите в то, что это Бог убивает детей или поддерживает нацистов, то Вам лучше избегать всех этих фраз.

Может ли Бог принести добро на место зла? Да. Конечно! Но это совсем не означает, что Бог управляет злом и позволяет ему происходить. Это совсем не означает, что у Бога есть причина, по которой он отнимает детей у родителей.


Как ты?

Сложно объяснить почему этого лучше не говорить, ведь такой вопрос показывает наше сочувствие. Кажется, что вместо долгих слов лучше просто задать вопрос.


Однако суть этого вопроса делает его запрещенным. Вопрос предполагает, что человек уже достаточно разобрался в своих чувствах, чтобы объяснить их. Этот вопрос также предполагает, что человек не просто разобрался со своими чувствами, но и что он хочет обсуждать их с Вами.


Кроме того, горе так многогранно, что если Вы спросите меня, как я, я искренне не буду знать как ответить на вопрос. Как я себя чувствую в данный момент? Ведь горе волнообразно, и это означает, что в конкретный момент, когда Вы зададите мне вопрос, ответ может быть не таким, каким был бы часом позже.


К тому же вопрос не конкретный, так что я не буду знать, как отвечать на него. И из-за того что у меня такие смешанные чувства, и горе, которое накатывает волнами, и потому что я знаю что не смогу объяснить сложность всего этого, я скорее всего выберу легкий ответ (легкий для нас обоих): я в порядке, все нормально, все хорошо. Ведь Вы задали простой вопрос, чтоб разобраться в сложной проблеме. Так что я предпочту легкий ответ. И настоящего ответа на этот вопрос никогда не будет.


Он в лучшем месте

Во-первых, Вы этого не знаете. Вечность каждого отдельного человека не в моей и не в Вашей компетенции. Этой фразой часто бросаются, допуская, будто каждый человек попадает в лучшее место просто так. Мы знаем слишком мало о жизни после смерти и о положении человека после смерти, чтоб гарантировать нашу уверенность в том, что каждый просто попадает в лучшее место.


Тем не менее, даже если мы достаточно уверенны, что кто-то уже в вечной жизни, фактом остается, что Бог сотворил нас, чтобы мы жили на земле. Сделаны из праха земного, люди — привязанные к земле и любящие землю создания. Наше лучшее место, место для которого мы были созданы — здесь.


Что мы подразумеваем под «лучшим местом»? Что люди находятся в присутствии Божьем и больше не страдают. Хорошо, с этим я согласен. Но мне трудно поверить, учитывая, как мы были созданы, что небеса лучше земли или что люди находятся ближе к Богу, потому что они «на небесах». Нет, по Библии небеса и земля соединены, и Бог находится и здесь, в этом месте.


У вас еще будет другой ребенок / В конце концов, у вас есть другие дети

Во-первых, Вы не знаете сможет ли мать/отец, который только потерял ребенка, иметь других детей. Вы не можете этого знать. И это само по себе уже не позволяет вам так говорить. Но если углубляться дальше — бестактно говорить так, пытаясь успокоить боль родителей, как бы отвлекая их альтернативой. Разве способность иметь детей автоматически облегчит боль утраты или сделает ее менее заметной? Нет. Не сделает. И не должно. Так что давайте перестанем говорить это.

 

Бог просто хотел еще одного ангела

Не только потому, что в этом утверждении присутствует теологическая ошибка (люди после смерти не превращаются в ангелов, они остаются людьми), но еще хуже, что из этого следует, что Бог участвовал в том, что у родителей был отнят ребенок. Что Бог эгоистично захотел забрать этого ребенка себе, так что Он похитил его у родителей, которым сам же его не так давно дал.

И могу я отметить третью теологическую проблему? Утверждение подразумевает строгое разделение между небесами и землей — такое разграничение противоречит библейским текстам. Ведь по Библии, Бог уже присутствует посреди нас на земле так же, как и на небесах. В частности, Дух Божий постоянно пребывает в людях. Это означает, что Бог не нуждается в еще одном ангеле, или человеке из-за одиночества или чего-то другого. Бог присутствует с нами.


Дети были созданы для жизни на земле. Не для того, чтобы быть ангелами. Не для небес. Они были созданы, чтобы отражать образ Божий. И они вообще не должны были умирать. И называть такую глупую причину — Богу нужен был еще один ангел — значит совершенно не знать и не понимать характер Бога.


Значит, пришло его время

Я не совсем уверен в том, что это значит, особенно в отношении смерти из-за несчастного случая или из-за болезни. Если человек умирает спокойной, тихой смертью, в преклонном возрасте, тогда, возможно, я мог бы понять такое высказывание. Но тихая, спокойная смерть в преклонном возрасте это не то, что мы воспринимаем как «трагедию». В случае настоящей трагедии часть боли связанна именно с тем, что для человека еще не была пора умирать. Он ушел слишком рано. Против своей воли, из-за болезни или несчастного случая. Говорить скорбящим людям, что для их близких это было «время уйти» — значит не только пренебрегать их горем, но это также абсолютно неверно.


Ты должен быть сильным ради Х…

Это уж слишком, для скорбящего человека. Ведь это возлагает на него бремя «оживиться» и делать вид, что все в порядке, тогда, когда на самом деле все совсем не в порядке.


Будто человек и так не чувствует достаточно боли и давления, мы ему еще и говорим, что его близким будет еще хуже, если он не «возьмет себя в руки», и не будет делать вид, будто все нормально.


Давайте скажем прямо. То, что мы просим человека делать — на само деле ложь. Мы просим его делать вид, что он в мире маргариток и солнечного света, когда вокруг него надгробные камни и тьма. И мы просим человека лгать для блага его близких, но кто мы такие, чтоб утверждать, что мы знаем хоть что-нибудь о том, что нужно его близким? Может его близким нужно видеть его скорбь и уязвимость. Может кто-то, кто пытается делать вид, что все нормально, когда это точно не так — это последнее, что нужно его близким.


Бог никогда не дает нам больше, чем мы можем вынести

Откуда вы знаете, что Бог никогда не дает нам больше, чем мы можем выдержать?

Серьезно. Откуда Вы знаете это?

Вы где-то прочитали это в Писании? Или Вы видели это на наклейке на бампере? Или Бог спустился и сказал это Вам?


Потому что из всего, что я знаю о Боге, две вещи абсолютно понятны:


Бог не «дает» людям трагедии. Бог не является причиной зла. Бог, который творит зло (для испытания или потому, что «Ему нужен еще один ангел») — это злой Бог. Я понимаю, что есть много философских нюансов, которые можно было бы тут обсуждать, но суть в том, что я всегда буду настаивать, что Бог не бывает причиной или источником зла.


Второе, в чем я уверен, когда речь идет о Боге, это то, что Бог всегда позволяет людям найти Себя в ситуациях, которые тяжелее, чем они могут вынести. Так мы учимся доверять Богу и понимать Его любовь и заботу — все это основано на идее, что когда мы теряем контроль и не справляемся, Бог остается верным и продолжает работать, меняя тьму и смерть на то, что мы может и не сможем контролировать, но, что может быть искуплено, изменено.


Так что по всем пунктам это утверждение проигрывает, и его тоже стоит избегать.


Есть ли что-то, что я могу для тебя сделать?

Этот вопрос обычно звучит из хороших побуждений. В отличии от предыдущих соболезнований и клише, этот вопрос, наконец, обращен к нуждам человека, у которого горе, а не к дискомфорту того, кто озвучивает банальные соболезнования.


Однако, я советую избегать этого вопроса, потому что он не достаточно конкретный. Если Вы спросите меня, есть ли что-то, что Вы можете для меня сделать, выбор слишком велик. Я могу быть слишком загружен всем тем, в чем нуждаюсь, чтоб выбрать что-то одно, так что я просто отвечу «Нет, все нормально».


Подумайте об этом так: Когда Вы приходите в церковь в воскресенье, Вам дают брошюру. И в ней наверняка столько анонсов и событий, что Вы не остановитесь ни на одном из них. Именно из-за того, что их там слишком много, Вы не прочитаете ни одного… ну разве что только если проповедь будет настолько плохой.


Тоже самое происходит в ресторане. Когда в меню слишком много позиций, это сбивает меня с толку и вместо того, чтоб выбрать что-то уникальное, специфическое для этого ресторана, я часто просто возвращаюсь к кусочкам курицы. Все потому, что выбор слишком велик.


Когда у человека горе, есть слишком много вещей, в которых он может нуждаться, даже таких, о которых он и сам еще не знает. Вместо такого вопроса, просто постарайтесь узнать через его близких, через церковь, в чем человек действительно нуждается, а потом спросите «Могу я сделать для тебя X…? Или кто-то уже занимается этим?» И если есть что-то, что можете сделать конкретно Вы, вам могут ответить «Нет, кто-то другой уже делает это, но мог бы ты сделать Y…?


В конце концов, большинства глупых вещей, которые мы говорим скорбящим людям, можно было бы избежать, просто держа рот закрытым. Тишина лучше глупостей, я думаю. Некоторые из этих вещей мы говорим из лучших побуждений, но они не могут по-настоящему передать нашего сочувствия и переживания. В других ситуациях мы на самом деле заботимся не о человеке, мы озабочены собственным дискомфортом. Так что, если в этой статье я зацепил что-то, что вы обычно собираетесь сказать человеку, у которого горе, всегда помните, что ему не нужно, чтобы Вы что-то объясняли.Объятия помогут намного лучше. Если Иисус говорил правду и Господь благословляет плачущих, то последнее, что нам нужно — это быть проклятием для них, говоря вещи, которые приносят больше вреда, чем пользы.


Ваша очередь: есть ли что-то, что Вы бы добавили в этот список? Говорили ли Вам когда-то такие вещи? Как Вы реагировали? Говорили ли Вы кому-то такое? Как они реагировали?


Автор — Tom Fuerst 

Перевод — Зина Гаврилюк

Источник - ministrymatters.com

Как Библия может помочь избежать кризиса


Искать в Библии прямое решение сложных внутренних и зарубежных политических проблем редко когда можно назвать хорошей идеей, так как она не для этого создана, заявил Марк Вуд. Служитель объяснил, как именно Священное Писание может помочь людям избежать мирового кризиса.


«Правда в том, что нам стоит очень осторожно относиться к библейским текстам, чтобы не подстраивать их под предпочтительные для нас варианты. Поэтому вопрос: "Что говорит Библия о Северной Корее?" совершенно справедливо подразумевает ответ, - "ничего", - написал Вудс в своей статье. - Но это не значит, что библейская мудрость не применима к этой сложной ситуации, несущей угрозу не только Корейскому полуострову, но и всему миру».


Он отметил, что христианам не стоит искать в Библии простых решений. Но можно читать ее рассказы о Боге и людях, чтобы понять, как  думают другие  люди, что их мотивирует и как их неправильные решения могут привести к трагическим последствиям. По словам автора, благодаря этому можно научиться избегать их ошибок.


«Одна из самых печальных историй в печальной книге Судей - это  история Иеффайя (глава 11). Так как он был сыном проститутки, его лишили наследства и изгнали из дома. Он удалился в пустыню в земле Тов, где стал предводителем таких же, как он, беглых и безземельных людей. Когда Аммонитяне пошли войной на Израиль, Иеффайя позвали спасти тех, кто его презирал, и стать прославленным израильским генералом. Пока все идет хорошо, но он принес роковую клятву Богу: "Если Ты предашь Аммонитян в руки мои,то по возвращении моем с миром от Аммонитян, что выйдет из ворот дома моего навстречу мне, будет Господу, и вознесу сие на всесожжение". И это было не животное, а его родная дочь. И он сдержал свою клятву, - рассказал служитель. - Можно подумать, что это история о героическом исполнении обещания, хотя ценой тому было лишиться самого ценного для Иеффая, можно так подумать, но это было бы неправильно. Это было убийство, совершенное, потому что он публично принес клятву, от которой уйти ему не хватило морального мужества».


Он подчеркнул, что эта история непосредственно относиться к кризису в Северной Корее. Одна из беднейших стран мира теперь обладает ядерной мощью, несмотря на все попытки это остановить. «Никто не может сделать вид, что это хорошо. Но два лидера - Дональд Трамп и Ким Чен Ын - делают все более воинственные заявления, от которых все труднее и труднее отступить. Они не рассчитывают, что будут последствия, но они все еще реальны, - отметил автор. - Риторику поддержали и другие, которые должны были бы знать лучше: посол США в ООН сказал, что Ким "умоляет о войне". Это не так. Он видит необходимость в обладании ядерным оружием и убеждает всех в том, что он готов его использовать в качестве гарантии мира, и у него есть на то причины».


По словам Марка Вудса, угроза для полуострова и мира заключается в обещаниях, что «огонь и ярость», и специальные «подарочные посылки» будут доставлены, «потому что у тех, кто делает такие заявления, нет мудрости или смирения, чтобы понять, насколько они глупы».


«Ветхозаветная история Иеффайя показывает, что происходит, когда заявления становятся настолько сильными, что их уже не вернуть. Для США и Северной Кореи не поздно понять эту истину», - подытожил Вудс.


Источник: Christian Today

«Кто есть кто» в теле Христа


Мартин Сандерс, заместитель исполнительного директора британской молодежной организации Youthscape в своей колонке объяснил, что имел в виду Апостол Павел, когда говорил о Церкви как о «теле Христа».


По словам служителя, Павел использовал метафору «тело Христа» по отношению к Церкви не просто для того, чтобы подчеркнуть ее целостность. Он говорил о том, что все члены Церкви разные и исполняют разные функции. Мартин Сандерс рассказал, каким органам тела соответствуют определенные части Церкви.


Голова - богословы

В эпоху, когда статьи из Интернета и даже твиты устанавливают тон и направление популярного богословия, Церкви требуются мозги больше, чем когда-либо. Академики, мыслители и, возможно, даже более нужны обычные люди, которые посвящают себя чтению и изучению Божьего Слова, - все они жизненно важны, если Церковь хочет расти в понимании того, что говорит Бог, посредством самой прямой формы общения, которую Он нам дал. Это «голова» в примере Павла.


Нос - пророки

Это может показаться несколько странным, но это именно то, что определяет пророков. Это люди, которые способны уловить запах того, что Бог делает сегодня в мире, и затем передают это всей Церкви. Это верно, как в местном, так и в национальном масштабе. Мы привыкли думать, что пророки – это чудаки Ветхого Завета, которые едят саранчу и провозглашают кару на нечестивые города. На самом деле «нос» Церкви - это те люди, которые способны понять, что говорит и делает Бог.


Глаза - стратеги

Наряду с теологами, которые толкуют слово Бога, и пророками, которые чувствуют, где Он уже трудится, Церкви нужны стратеги. Они смотрят вперед и видят, как Церковь должна действовать и реагировать. Это глаза церковной семьи, способные прочесть и оценить окружение и решить, в какой сфере Церковь могла бы оказать влияние.


Уши - слушатели

Когда дело доходит до молитвы, большинство из нас довольно хорошо говорит, но с трудом слушает. Но в случае, когда мы берем на себя роль слушателя, мы пропускаем другую половину разговора, которым должна быть молитва. Подобно этому, дар сидеть и слушать другого человека или даже нужды целой общины, кажется, редким дарованием. Уши Церкви - это люди, которые слушают. Это уши, которые метафорически открыты для того, чтобы услышать насущные потребности окружения, голоса людей, которых игнорируют и даже целого поколения. Возможно, даже для Божьего голоса, который говорит через все эти аспекты.


Рот - ходатаи

Когда мы перестаем молиться и теряем связь с Церковью, вместе с этим мы теряем свою силу. Все великие пробуждения, миссии и примеры социальной справедливости в церковной истории начинались с молитвы. И мы сошли с ума, если думаем, что возможно изменить мир без этого. Молитва - это вестник трансформации. И Церковь отчаянно нуждается в своих устах, в тех людях и сообществах, которые готовы действовать, если это поможет справиться с насущными проблемами.


Сердце - дети

Иисус бесстрашно и с любовь говорит о роли детей в своем Царстве. Он говорит, что именно их простой, доверчивой и искренней вере должны подражать все. Если вы проводите много времени вокруг детей в процессе поклонения, вы вскоре начинаете понимать, о чем Он говорил. Их сострадание, энтузиазм и (часто) неограниченная радость передаются другим.


Внутренности - молодежь

Революции вызваны глубокой убежденностью в том, что с этим миром что-то не так – когда все внутренности нам говорят, что-то должно измениться. В истории Церкви и более широкой культуре революции часто возглавляли именно молодые люди. Их чистота, идеализм и страсть абсолютно необходимы для того, чтобы Церковь двигалась вперед, поскольку она стремится войти в Царство Божье. Без этого, без наших молодых людей - мы замедлимся до обычного прогулочного шага.


Руки - активисты и «помощники»

Церковь больше всего становится «телом» Христа, когда она закатывает свои рукава и помогает людям. Возможно, эта часть Церкви наиболее подходит современной культуре. Это хорошо, ведь являясь частью большего Тела, описанного здесь, «руки» становятся великолепным свидетельством красоты христианской веры. Святая Тереза из Авилы однажды сказала, что «у Иисуса нет тела сейчас, кроме твоего. Нет рук, нет ног на земле, кроме твоих», и она была права: Церковь часто является отображением Божьей реакции на нужды.


Ноги - миссионеры

Мир по-прежнему невероятно велик, и многие из людей до сих пор не слышали Благую Весть. Вот почему жизненно важно, чтобы призванные на миссию, продолжили путь Павла и учеников. Невероятно, когда обычные люди, которые услышали голос Бога, отказались от всего, чтобы служить ему в других странах или в незнакомых частях своей собственной страны, - это ноги Церкви, которые бегут, чтобы присоединиться к Божьей работе по всему миру.


Ноги - пожилые люди

Поддерживают все это взрослые и пожилые люди. Иногда нам грустно, смотря на общины, состоящие из пожилых людей (потому что статистика показывает, что мы не смогли привлечь молодых людей), но на самом деле эти невероятные христиане - это люди, которые совершили невероятное путешествие веры. Они являются источником мудрости и знания, часто глубоко привержены молитве и во многом преданны Писанию. Иногда мы терпим неудачу, потому что не понимаем, насколько такие люди важны. Без сомнения, их посвященность церкви, дает им стабильность.


Репродуктивные органы - евангелисты

Павел говорит в 1 Коринфянам 12:23: «и которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения», и я думаю, что он делает немного самоуничижительную шутку о своей собственной роли. Павел часто замечал, что он был худшим и наименее верующим, и я думаю, что здесь он возвращается к этому. Тем не менее, есть хороший момент: Церковь так же, как человечество нуждается в размножении, чтобы продолжить жизнь. Не все имеют этот дар, но евангелисты жизненно важны, если мы хотим продолжать расти. Это может быть не особенно желанно, но они являются репродуктивной частью метафоры Павлао Теле.


Подводя итог, важно помнить, что все части Церкви важны. Такой пример, это попытка проиллюстрировать несколько ключевых концепций, которые мы могли упустить. Во-первых, каждая часть важна и имеет свою особую функцию, а во-вторых, что ни одна часть не является более важной, чем другие. Иногда мы можем недооценивать наших детей или наших пожилых людей, которые в основном служат Церкви, молясь за нее, но в этом контексте это невозможно сделать. Вы не хотели бы лишиться вашего сердца, ваших ног или рта, не так ли? В этом гениальность иллюстрации Павла, и, возможно, именно поэтому он повторял ее много раз.


Источник: Christian Today

Давайте обсудим 8 отличий протестантов и католиков


Пастор Кевин ДеЯнг из церкви «Завет Христа» в Мэтьюсе, Северная Каролина, назвал восемь основных различий между католиками и протестантами, утверждая, что разногласия все еще имеют значение, несмотря на изменение взглядов в последние годы.


Этот вопрос ДеЯнг поднял в своей статье, опубликованной в «The Gospel Coalition» во вторник. Он отметил, что хотя сегодня протестанты называют военные действия и сексуальную революцию самыми большими угрозами для христианства, сто лет назад те же самые верующие назвали бы самой большой проблемой Католическую Церковь.


«До недавнего времени протестанты и католики в этой стране были, если не врагами, то, игроками команд-соперников», - заявил пастор и автор.


ДеЯнг назвал недавнюю «оттепель» положительным явлением, но также отметил, что богословские различия между ними «все еще широки и в некоторых местах глубоки».


Во-первых, взгляды на Церковь – одно из главных отличий. Католики считают, что Папа непогрешим, когда он делает официальные доктринальные высказывания, в то время как протестанты так не думают.


Во-вторых, у католиков расширенный библейский канон, если говорить о Библии. «В дополнении к 66 книгам протестантской Библии, католическая Библия включает Апокрифы, например, книгу Товита, Джудит, 1 и 2 Маккавейская, Сираха и Варуха. Католическое учение также больше ценит традицию, чем протестантское», - сказал он.


В-третьих, ДеЯнг отметил, что для католиков Вечеря Господня занимает центральную позицию веры. «Католики верят, что хлеб и вино фактически превращаются в тело и кровь Христа, - объяснил он. – Эти составляющие предлагаются, как жертва от церкви и жертва Иисуса Христа на кресте. Это совершается не просто, как воспоминание о жертве Христа, но обновление искупления. Жертва Христа и жертва Евхаристии - это одна жертва. Жертва [Евхаристии] действительно умиротворяющая».


В-четвертых, пастор напомнил, что крещение также является спорным вопросом. «Католики учат, что "крещение является обязательным для искупления". Во время погружения в воду смывается первородный грех и мы становимся едины со Христом. Крещение - это не просто знак и печать благодати, но на самом деле подтверждает спасительную благодать», - написал он.


В-пятых, он отметил, что, в отличие от протестантов, католики считают, что Мария была не просто матерью Иисуса, но также и «матерью Церкви». «Она не имела первородного греха и в конце ее земной жизни "она была вознесена в небесную славу телом и душой". Она ходатайствует за Церковь, "продолжает приносить нам дары вечного спасения" и "является матерью для нас в порядке благодати"», - пояснил он.


В-шестых, ДеЯнг указал на различие во взглядах на чистилище. Хотя протестанты не верят в существование такого места, католики, по его словам, считают, что те, кто умирают по благодати Бога, но все еще несовершенно очищены, будут иметь вечную жизнь, но должны сначала пройти очищение в чистилище».


В-седьмых, в комментарии относительно заслуг ДеЯнг утверждает, что несправедливо предполагать, будто католики учат, что спасение можно заслужить.


«Многие католики могут верить в это, но официальное учение Рима более тонко, хотя все еще далеко от принципа Реформации "sola gratia"», - написал он, ссылаясь на протестантский принцип «только благодатью», что подразумевает спасение по благодати Бога и только через веру в Иисуса Христа.


В своем последнем пункте пастор написал, что католические учения отвергают протестантскую доктрину вмененной праведности.


«Вопрос в следующем: это праведность, которой мы прощены, оправданы перед Богом, и которая работает в нас; или это праведность, которую мы приобретаем по мере своего духовного роста? Католики говорят, первое, протестанты, второе», - сказал он.


ДеЯнг подытожил мыслью, что католики и протестанты должны относиться друг к другу с уважением, но также отметил, что они значительно отличаются и эти разногласия «по-прежнему имеют значение».


Ранее сообщалось, что вашингтонский исследовательский центр Pew выяснил, что за 500 лет после Реформации богословские различия между католиками и протестантами исчезли до степени, которая шокировала бы христиан прошлого.


Ученые отметили, что в последние десятилетия наблюдается медленное сближение между католической и протестантской традициями, ведется сотрудничество и диалог между конфессиями, которые поощряет Папа Римский Франциск.


Источник: The Christian Post.

МОЖНО ЛИ НАУЧИТЬСЯ ЛЮБИТЬ БЛИЖНЕГО, ЕСЛИ НЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО ТАКОЕ ЛЮБОВЬ?


Три банкрота

Как это ни печально признавать, но неспособность любить является общим диагнозом для всего человечества. Чтобы убедиться в этом, совсем не обязательно заглядывать в душу всем и каждому. Даже самый поверхностный взгляд на историю любого народа, да и на мировую историю в целом, приводит к неутешительному выводу: люди гораздо более склонны обижать и мучить друг друга, чем — любить. Войны, революции, кровавые междоусобицы, убийства, насилие… На этом историческом фоне сам разговор о любви к ближнему может показаться возвышенной идеей, так и не осуществленной на практике.


Но не одна только история дает повод к подобному пессимизму. Литература также представляет нам целый ряд героев, чья неспособность любить является их главной художественной характеристикой. Тут и молодой повеса Евгений Онегин, с холодной легкостью отвергший искреннее и чистое чувство провинциальной девушки, а после невесть с чего вдруг застреливший своего лучшего друга. Тут и отважный Григорий Александрович Печорин, с помощью нехитрой, но подлой интриги похитивший несчастную черкесскую княжну, которая надоела ему спустя четыре месяца и вынуждена была жизнью заплатить за романтические забавы скучающего искателя приключений.


Но если отсутствие способности к любви у этих двух героев русской литературы еще можно как-то попытаться объяснить схожестью их характеров и общей наклонностью к скуке, то третий персонаж, которого бы хотелось упомянуть в этой связи, напрочь вываливается из подобного объяснения. Жизнерадостный прохиндей Остап Бендер — кипучий, деятельный и не склонный к рефлексии — в отношениях с женщинами, как это ни странно, в точности повторяет «подвиги» своих литературных предшественников, упомянутых выше. Сначала, подобно Печорину (влюбившему в себя Мери, а затем бросившему ее), великий комбинатор позорно убегает от полюбившей его дочери старого ребусника, а после (как и опомнившийся к концу романа Онегин) безуспешно пытается напомнить оставленной им девушке о ее былой любви.


Два самых известных литературных меланхолика и веселый жулик оказались удивительно похожи в своей неспособности любить. В чем же тут дело? Почему столь разные типы людей в важнейшей сфере своего бытия оказываются так одинаково и фатально несостоятельными?


Рассуждать об этом с различных точек зрения можно довольно долго. Однако если обратиться к христианству, ответ на такой вопрос найти совсем несложно.


Как теряют любовь


В Евангелии Христос ясно говорит, что потеря любви является прямым следствием уклонения человека от исполнения заповедей Божиих: по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь (Мф 24:12). Очень важно понять, что само слово «беззаконие» в отношении заповедей имеет не юридический смысл по принципу: ты нарушил закон, Бог тебя за это накажет. Христианство говорит совсем о другом, духовном законе, который правильнее было бы сопоставить с законами физики, химии, биологии и любой другой естественной науки. Ведь если человек, нарушая законы собственной природы, попытается сесть на раскаленную плиту, лизнуть железо на морозе или выпить серной кислоты, то вряд ли кому-либо придет в голову назвать печальные, но вполне естественные последствия такого беззакония — наказанием Божиим. То же самое происходит, когда человек пренебрегает духовными законами своего бытия. В сущности, все заповеди Евангелия как раз и являются такими законами, а вовсе не какими-то формальными и внешними по отношению к человеку требованиями.


Нет, в заповедях Господь лишь открывает нам принципы здорового существования нашей духовной природы, некую норму человечности, при соблюдении которой человек не будет вредить собственному естеству. Ну, в самом деле, разве вызовет у кого-то протест утверждение о том, например, что зависть или обида наносят вред, и прежде всего — самому завистнику или обиженному? Или что гневливый человек сам себе укорачивает жизнь? Да любая, даже самая далекая от христианства психологическая школа безоговорочно подтвердит сегодня истинность этих мыслей! Поэтому слова «грех» и «беззаконие» в Евангелии означают нарушение принципов нормального человеческого существования, которое неизбежно влечет за собой страдание, разрушение, смерть.


В общем-то, все заповеди лишь выявляют различные грани главного призыва Евангелия, который, наверное, известен любому культурному человеку — любите друг друга (Ин 34:13). Ведь на того, кого любишь, не станешь гневаться, ему не будешь завидовать, простишь ему любую обиду и никогда не станешь его осуждать. Таким образом, в заповедях изложены не какие-то отвлеченные истины — пускай и возвышенные, — а принципы деятельного проявления той самой любви, которой нам так не хватает в нашей жизни. Но что же происходит, если человек нарушает эти принципы? Об этом нетрудно догадаться по нехитрой аналогии: а что бывает, когда человек нарушает законы физики и пытается разжечь костер посильнее, усердно поливая его водой? Ответ очевиден: огонь погаснет. Ровно то же самое происходит и с любовью в сердцах тех людей, которые нормой своей жизни сделали нарушение закона любви, то есть — грех.


И если внимательно рассмотреть литературные истории жизни Онегина, Печорина и Остапа Бендера, то причину их неспособности к любви увидеть совсем несложно.


Так, по словам Пушкина, бедный Евгений самые чистые и естественные порывы молодости потратил на сомнительные похождения и бесконечные любовные интрижки:


Он в первой юности своей
Был жертвой бурных заблуждений
И необузданных страстей.


За восемь лет такой беспорядочной жизни Онегин довел себя до весьма печального состояния, когда женщина перестала быть для него тайной, желанной целью и радостным открытием:


В красавиц он уж не влюблялся,
А волочился как-нибудь;
Откажут — мигом утешался;
Изменят — рад был отдохнуть.
Он их искал без упоенья,
А оставлял без сожаленья,
Чуть помня их любовь и злость.


Еще страшнее выглядит внутренняя жизнь Печорина, вернее, то, что он сам сделал с этой своей жизнью. Ведь не так уж и лицемерит Григорий Александрович, когда, рисуясь перед княжной Мери, проговаривает свое жизненное кредо: «Я был готов любить весь мир, — никто меня не понял: и я выучился ненавидеть». Здесь герой честно признает любовь ко всему миру — нормальным состоянием здорового, неиспорченного человека. Правда, вину за утрату этого своего здорового состояния Печорин пытается полностью переложить на окружающих. Но путь этот тупиковый и бесплодный. Ведь если мою душу искалечили другие люди, то, значит, и приводить ее в порядок должен не я, а они. Собственно, именно такой вывод и делает лермонтовский герой: «…если б все меня любили, я в себе нашел бы бесконечные источники любви». Поставив способность к любви в зависимость от нравственности окружающих, «герой нашего времени» полностью отсек для себя возможность исцеления и пришел в поистине ужасное состояние, когда страдания другого человека, да и сама жизнь его становятся лишь забавой, топливом для эмоций, хоть как-то теребящих его ледяное сердце: «А ведь есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет! Я чувствую в себе эту ненасытную жадность, поглощающую все, что встречается на пути; я смотрю на страдания и радости других только в отношении к себе, как на пищу, поддерживающую мои душевные силы. Сам я больше не способен безумствовать под влиянием страсти; честолюбие у меня подавлено обстоятельствами, но оно проявилось в другом виде, ибо честолюбие есть не что иное, как жажда власти, а первое мое удовольствие — подчинять моей воле все, что меня окружает; возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха — не есть ли первый признак и величайшее торжество власти? Быть для кого-нибудь причиною страданий и радостей, не имея на то никакого положительного права, — не самая ли это сладкая пища нашей гордости? А что такое счастье?


Насыщенная гордость


Счастье — как насыщенная гордость! Бедный Печорин… Если бы он только знал, что гордость в принципе ненасыщаема и никогда не удовлетворится тем состоянием, в котором находится человек, сколь бы высоко он ни вознесся! По учению Церкви, нет более страшного нарушения закона любви, чем гордость, медной стеной отделяющая человека от всего мира, от других людей и от Самого Бога. Чтобы убедиться в истинности этого утверждения, достаточно просто перечитать страшные строки из дневника Печорина, приведенные выше.


Ну а неутомимый охотник за денежными знаками Остап Бендер лишил себя способности к любви иным методом, не менее разрушительным, чем блуд или гордость. На что же этот симпатичный литературный герой потратил весь пыл своей энергичной натуры, куда употребил таланты, которыми так щедро наделили его авторы? Об этом лучше всего сказал сам великий комбинатор в претенциозной эпитафии самому себе: «Он любил и страдал. Любил деньги и страдал от их недостатка». Вполне откровенный и точный диагноз. Любовь к деньгам в христианской традиции носит название сребролюбия. А о том, какую разруху производит сребролюбие в душе человека, прямо сказано в одном из посланий апостола Павла: А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые… сами себя подвергли многим скорбям (1 Тим 6:9–10).


В эту короткую цитату полностью укладывается вся трагикомическая история не только Остапа Бендера, но и многих других. История людей, которые в погоне за деньгами растратили свои многочисленные способности и энергию молодости, не создали семьи, не приобрели друзей… Ведь даже деньги, которые Бендер в конце концов сумел получить, не согрели его душу и не принесли счастья. Потому что не может стать счастливым тот, кто не способен любить.


Конечно, все эти герои не более чем плод писательской фантазии. Но ведь в том и притягательность настоящей литературы, что в образах вымышленных героев она показывает нам такие состояния человеческой души, на которые уже вполне реально отзывается наше сердце, наша совесть, наш жизненный опыт. И если быть с собой до конца честным, то многое из того, что лишило любви Онегина, Печорина и Остапа Бендера, мы в той или иной мере найдем и в своей жизни.


Как животное или — как Бог?


«Нет попутного ветра для того, кто не знает, в какую гавань он хочет приплыть», — когда-то сказал Монтень. К сожалению, этот тезис как нельзя более уместен в разговоре о любви в случаях, когда под этим словом подразумевается все что угодно: бурная страсть, физическое влечение, мимолетная симпатия или просто какое-то неопределенное томление в душе. Учиться любви, имея о ней столь смутные представления, — столь же неблагодарный труд, как разгадывать кроссворд, в котором отсутствуют не только ответы, но и вопросы.


В целом слово «любовь» ассоциируется у современного человека с некими бурными переживаниями, радостью или слезами, трепетом и замиранием сердца, одним словом — с сильным эмоциональным волнением. И действительно, тот, кто хоть однажды был влюблен, знает это состояние, когда в любимом человеке вдруг сосредотачивается весь смысл твоего существования. Но куда же девается это волнение страстей спустя некоторое, иногда совсем непродолжительное время? Почему так часто со скандалом делят имущество муж и жена, которые еще совсем недавно жить не могли друг без друга?


Жизнь очень сложная штука, но все же, наверное, не последнюю роль в таких разочарованиях и семейных драмах играет как раз неправильное понимание людьми важнейшего вопроса: что такое любовь? Ведь если понимать любовь как эмоцию, то неизбежно придется признать, что, подобно всем прочим чувствам, она очень изменчива, неустойчива и зависима от множества внешних и внутренних факторов нашей жизни. Не выспался — и уже не до чувств. Переел — снова не до них. Пасмурная погода за окном, больной зуб, случайно сказанное слово, косой взгляд, падение уровня сахара в крови — все эти вещи, как и великое множество других, здесь не названных, постоянно влияют на наши чувства. И если ставить свою любовь к ближнему в зависимость от многообразных обстоятельств жизни, то сохранить такую любовь-эмоцию окажется невероятно трудной задачей.

К тому же эта любовь обладает одной не очень симпатичной характеристикой: нам свойственно испытывать ее либо к тем, с кем хорошо нам, либо к тем, кому хорошо с нами. Но стоит даже приятному нам человеку выразить хотя бы легкое недовольство в наш адрес, как сразу же вместо любви к нему в душе вспыхивают совсем другие эмоции. А уж если мы узнаем, будто этот человек сделал нам какую-нибудь откровенную гадость — тут уж только держись! Тогда начинается такая «любовь», которая для несчастной бесприданницы Ларисы Огудаловой заканчивается приговором: «Так не доставайся ж ты никому!» и пулей в сердце, для пылкой Кармен — ножом в груди, а для Дездемоны — смертью от рук ревнивого мужа. В общем, с любимыми, которые вместо удовольствия начали доставлять неудобства, очень часто все происходит по схеме известной фольклорной истории, когда некий хозяин любил свою собаку лишь до тех пор, пока она не съела у него кусок мяса. Можно было бы, конечно, списать все эти печальные события на бурную фантазию драматургов, да вот беда — реальные уголовные хроники всех газет мира во все времена переполнены подобными трагедиями.


Именно такую любовь, сведенную к эмоции, Христос решительно отвергает, говоря ученикам: …если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?(Мф 5:46).


Любовь-эмоция почти не отличается от инстинктов животного. Поэтому нормой человеческой любви Христос объявляет нечто неизмеримо более высокое и требующее от людей существенного волевого и нравственного усилия: Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф 5:43-45).


Но любить своего врага, руководствуясь эмоциями и чувствами, уже не получится, поскольку чувства эти будут прямо противоположными любви. И здесь кроется одно из главных отличий любви христианской от всех прочих ее пониманий и трактовок: евангельская любовь обязательно предполагает жертвенность. А жертвой в данном случае должен стать отказ от таких естественных человеческих чувств, как неприязнь и отвращение, которые мы обычно испытываем к своим врагам. Занятие это нелегкое и даже болезненное, но ведь и цель его безмерно высока: уподобиться в любви уже не животному, но — Богу.


«Проблема расширенного эгоизма»


Ну вот, похоже, и найдены нужные слова: любовь — как жертвенность, способность к самоотдаче. Казалось бы, вот оно — христианское понимание любви! Но и тут нас подстерегают скрытые опасности. Оказывается, жертвенность вполне возможна и при отсутствии любви к ближнему. Не зря ведь апостол Павел предостерегает христиан от подобного перекоса в восприятии Евангелия: если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы (1 Кор 13:3).


Возникает закономерный вопрос: а что же, собственно, может стать для меня причиной самопожертвования, если не моя любовь к ближнему? Ответ на это — тема для отдельного большого разговора, поэтому ограничимся здесь лишь одним его аспектом, который можно было бы условно назвать «проблемой расширенного эгоизма».


Дело в том, что, вкладываясь в объект своей любви, отдавая ему силы, время, жертвуя ради него какими-то удовольствиями, человек потихоньку начинает любить в нем именно этот свой вклад, а точнее — себя самого в любимом. В итоге получается такая вот расширенная любовь к себе, пусть даже в нее будут включены мой муж или моя жена, мои дети, моя собака. Но в центре подобного отношения всегда будет этот злосчастный общий знаменатель — «мое». Такая любовь может превратиться в гордость, отделяющую нас и наших любимых от остального мира и уничижающую все, что находится за этой границей.


Убедительный пример такого расширенного эгоизма, принимаемого за любовь, можно увидеть в знаменитой сказке французского писателя Экзюпери, когда Маленький принц объяснял ничейным розам, в чем их отличие от его любимого цветка: «Вы ничуть не похожи на мою розу. Вы еще ничто… Вы красивые, но пустые. Ради вас не захочется умереть. Конечно, случайный прохожий, поглядев на мою розу, скажет, что она точно такая же, как вы. Но мне она дороже всех вас. Ведь это ее, а не вас я поливал каждый день. Ее, а не вас накрывал стеклянным колпаком. Ее загораживал ширмой, оберегая от ветра… Я слушал, как она жаловалась и как хвастала, я прислушивался к ней, даже когда она умолкала. Она — моя».


Логика Маленького принца здесь предельно ясна: чем больше самого себя вкладываешь в то, что любишь, тем больше оснований считать это своим. А все остальное можно спокойно считать «ничем», поскольку оно ведь еще ничье. Неудивительно, что бедные розы смутились, услышав эту декларацию любви-собственности. Конечно, Маленький принц — удивительно светлый и добрый герой, пожалуй, даже один из самых светлых во всей мировой литературе. Но в данном случае его понимание любви, к сожалению, не очень сильно отличается от жизненной философии генеральского денщика — персонажа одного из очерков Н. Лескова. Этот денщик делил все человечество на две неравные части: к одной он относил себя и своего барина, к другой — всю прочую «сволочь». Подобным образом и любовь-собственность заставляет человека автоматически делить весь мир на «мы» и «они». И тогда, чем бы он ни жертвовал во имя подобной любви, эта жертва неизбежно будет принесена им лишь себе самому.


Христианство предполагает совершенно иной принцип отношения к окружающим, когда основанием для любви к ближнему является вовсе не наша собственная мера жертвенности по отношению к нему, а безмерность жертвы Христа за все человечество. Чтобы эта мысль стала более понятной, можно рассмотреть ее на примере отношения героя сказки Экзюпери к чужим розам. Маленький принц по-детски наивно определил их как «ничто», поставив ничьим цветам в упрек тот факт, что ради них еще никто ничем не пожертвовал[1]. Но христиане знают, что Христос пострадал за каждого человека, а следовательно: каждый из людей — Его, потому что для Бога нет беспризорных цветов. Христиане призваны в каждом человеке видеть Христа и почитать в любом случайном встречном образ Божий. При таком мировоззрении разделение людей на своих и чужих по какому-либо признаку становится попросту невозможным. Вот как пишет об этой «неразборчивости» христианской любви святитель Игнатий Брянчанинов: «И слепому, и прокаженному, и поврежденному рассудком, и грудному младенцу, и уголовному преступнику, и язычнику окажи почтение как образу Божию. Что тебе до их немощей и недостатков! Наблюдай за собою, чтобы тебе не иметь недостатка в любви».


Любовь — не эмоция


На расстроенном рояле даже самый выдающийся исполнитель всех времен и народов не сможет толком сыграть и банального «Чижика-пыжика». Все его мастерство, весь обширный репертуар, экспрессия и выразительность игры окажутся бесполезными, если инструмент не будет должным образом настроен. То же самое вполне справедливо и в отношении человеческой души: она тоже нуждается в правильной настройке, без которой все наши мысли, слова и действия могут оказаться фальшивыми.


Христианская любовь к ближнему — это не чувство, и даже не действие, а именно такая настройка, а вернее, устроение человеческой души, когда в ней живет постоянная готовность отнестись к любому человеку, как к Самому Христу. Ведь в христианстве дистанция между этикой в отношениях с Богом и этикой межчеловеческих отношений практически сведена к нулю словами Христа: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф 25:40). Каждый человек, как бы ни был он плох и неприятен нам, призван к бытию Богом, любим Им, несет в себе Его образ. И для желающих исполнить христианскую заповедь о любви к ближнему прежде всего необходимо так настроить свои ум и сердце, чтобы в любом человеке за всеми его индивидуальными несовершенствами видеть этот образ Божий, помнить о том, что он — такое же любимое Богом создание, как и ты сам. Лишь на почве подобного устроения души способна прорасти та любовь, о которой говорит Евангелие. Практический же рецепт такой настройки можно увидеть в творениях святых отцов, всю свою жизнь употребивших на освоение этой непростой науки — любить ближнего.


«Воздавай почтение ближнему как образу Божию — почтение в душе твоей, невидимое для других, явное лишь для совести твоей. Деятельность твоя да будет таинственно сообразна твоему душевному настроению. Воздавай почтение ближнему, не различая возраста, пола, сословия, — и постепенно начнет являться в сердце твоем святая любовь. Причина этой святой любви — не плоть и кровь, не влечение чувств, — Бог», — говорит святитель Игнатий (Брянчанинов).


В чем же на деле должно быть выражено такое душевное устроение, объясняет другой святой — авва Дорофей: «Не делай зла ближнему, не огорчай его, не клевещи, не злословь, не уничижай, не укоряй, и таким образом начнешь после мало-помалу и добро делать брату своему, утешая его словами, сострадая ему или давая ему то, в чем он нуждается; и так, поднимаясь с одной ступени на другую, достигнешь с помощью Божией и верха лестницы. Ибо, мало-помалу помогая ближнему, ты дойдешь до того, что станешь желать и пользы его, как своей собственной, и его успеха, как своего собственного. Сие и значит возлюбить ближнего своего, как самого себя».


Вот, собственно, и все. Нетрудно увидеть, что никаких сверхъестественных ухищрений и неисполнимых требований здесь нет. И прежде всего нужно научиться так любить самых близких своих людей — мужа, жену, детей, родителей… Не потому, конечно, что они — наши родственники. Просто именно с ними мы общаемся гораздо больше, чем с остальным человечеством, и где же еще осваивать христианскую любовь к ближнему, как не в собственной семье? Глупо учиться любви к врагам, так и не научившись любить свою бабушку.


Конечно, в приведенных здесь цитатах отцов описано лишь самое начало стяжания любви к ближнему. Путь же ее совершенствования бесконечен, поскольку человек призван уподобиться в ней Самому Богу. Но без этого драгоценного начала весь остальной путь окажется для нас безнадежно закрыт.


Мы понимаем, что такая трактовка образа Маленького Принца может вызвать неоднозначную реакцию и многим не понравиться. Однако из уважения к позиции автора мы не стали подвергать текст редактуре и убирать из него это сравнение, что не означает, что редакция разделяет данную позицию. — Ред.


Источник: Фома.Ru

Я поверил в Бога после стрельбы


Тейлор Бендж, выживший после стрельбы в Лас-Вегасе, рассказал о том, как поверил в Бога после происшествия.


Тейлор сказал, что он не знал, что ему делать, когда Стивен Паддок устроил ужасную масштабную перестрелку на фестивале кантри-музыки в Лас-Вегасе


«Огромное количество людей лежали в лужах крови. Я не знал, как вести себя дальше и что мне делать, как действовать», - сказал Бендж телеканалу CNN.


Но во время худшей массовой перестрелки в истории США, в которой число погибших в настоящее время составляет более 50 человек с более чем 400 ранеными, Бендж говорит, что его сердце изменилось.

«Такая ситуация не может на вас не повлиять. На самом деле, в такой момент вы можете рассчитывать только на Бога и надеяться, что все это закончится, - сказал он. - Я знаю, что я не могу говорить за всех, но лично я был полнейшим агностиком до этого концерта, а сейчас я твердо верю в Бога, потому что нет больше никакого объяснения тому, что после этой стрельбы я все еще могу быть здесь, дышать и говорить с вами».


Источник: Charisma News.

Солнечное затмение - хороший повод для евангелизации - ученый


Джефф Звейринк (Jeff Zweerink), астрофизик и апологет заявил, что полное солнечное затмение 21 августа может стать отличным способом для евангелизации.


Среди всех разговоров о Судном Дне и подготовке к тому, что уже ознаменовали, как «Великое американское солнечное затмение», Звейринк говорит, что он с энтузиазмом относится к тому, чтобы свидетельствовать об этом событии.


Звейринк получил степень кандидата наук по астрофизикев Государственном университете штата Айова, он также является проектным ученым в UCLAи ученым-исследователем для апологетического служения «Reasons to Believe». Это будет его первое затмение, которое он увидит.


«Бог создал удивительно, в этом творении мы имеем возможность жить, - сказал Звейринк, называя предстоящее небесное событие «красивым» и «удивительным».


Он отметил, что это событие привлекло внимание вмногих людей, что дало верующим «возможность поговорить с нехристианами о Евангелии и творении, которые создал Бог».


Ученый подчеркнул, что солнечное затмение можно предсказать за тысячу лет до него. «Это очень библейский принцип, - сказал Звейринк. - Надежность Бога в соблюдении Его обещаний подобна тому, как ведет себя Его творение».


Он отметил, что такой порядок в космосе является отражением Божьего характера, и это Его характер надежно защищает творение.


«С научной точки зрения, первое значительное испытание теории относительности Эйнштейна явно систематизирует идею о том, что законы физики постоянны во всей вселенной, - отметил Звейринк. - И если бы это было не так, мы не смогли бы заниматься наукой, определять расстояние до объектов, сколько им лет, как они действуют, как формируются галактики, что такое нейтроны, звезды и черные дыры. Мы были бы не способны на это, потому что то, что мы здесь делаем, не имеет никакого отношения к тому, что происходит во вселенной».


Астрофизик считает это отличным поводом для начала беседы с не христианами, которые интересуются небесными явлениями.


Со Звейрником не согласна Анна Грэм Лотц, дочь Билли Грэма. Для нее всеобщий интерес напомнил о «Вавилонском короле Валтасаре, который бросил пьяный пир в ночь, когда мидяне и персы подкрались под городскими воротами».


Она считает, что «вынуждена вновь предупредить» о возможном суде над Америкой и заявила, что предстоящее явление не стоит воспринимать, как «праздник», отметив, что еврейские раввины традиционно рассматривают солнечные затмения как «предупреждения от Бога языческим народам».


Относительно предположений людей о том, что полное солнечное затмение является предупреждающим знаком от Бога, Звейринк сказал, что более скептично настроен на утверждение, что затмение связано с библейским пророчеством о конце времен по двум причинам.


«Во-первых, это происходит в Соединенных Штатах. И, похоже, что все материалы конца времени сосредоточены вокруг израильского народа и того, где Бог решил работать над большей частью того, что описано в Библии, - сказал он. - Во-вторых, все это происходит постоянно».


Ожидается, что многие тысячи людей отправятся на путь затмения шириной 60-70 миль, который будет пересекать США по диагонали через 12 штатов, простирающихся от Орегона до Южной Каролины.


«Полные солнечные затмения бывают не реже, чем раз в два года, - объяснил ученый. - И, хотя это выглядит зрелищно, в них нет ничего необычного. Они были еще с самого начала человеческой цивилизации, и будут до конца человечества».