ЕВАНГЕЛИЕ ЦАРСТВА БОЖЬЕГО ИЛИ «БИЛЕТ НА НЕБЕСА»?


Как протестант обычно понимает «Евангелие»? Типичные протестантские формы представления Евангелия — «Четыре духовных закона», «Взрыв евангелизации» (другое название — «От сердца к сердцу») и различные их вариации. Обычно акцент в таких материалах делается на том, как человек может «попасть на небеса». Имеется в виду, что у грешника есть проблема — угроза вечного наказания в аду. Евангелие предлагает ему решение этой проблемы — способ избежать вечных мучений и попасть после смерти в рай. Все, что требуется от человека — поверить, что Иисус Христос есть Сын Божий, что Он умер за наши грехи на кресте, и повторить за благовестником «молитву покаяния». Нередко после этого проповедник поздравляет новоиспеченного христианина с тем, что теперь он — Божье дитя, и внушает ему уверенность в спасении, то есть в его новом статусе. Он теперь объявлен невиновным и обязательно будет с Богом в раю.


Конечно, не всегда протестанты так излагают Евангелие, но это довольно типичная картина. Как мы уже говорили в предыдущей главе, евангельские христиане уделяют больше внимания юридической стороне спасения — прощению, снятию вины. Нам грозит серьезная опасность, если наша картина спасения ограничивается только этим. Евангелист может таким образом внушить грешнику потребительское отношение к благой вести и к Богу. При таком взгляде Христос нужен только как палочка выручалочка, чтобы получить от Него «билетик в рай». Себялюбивый грешник может «с радостью принять» (см.: Мф. 13:20) такое Евангелие, если оно ничего не говорит о покаянии — о необходимости нравственного переворота.


Задам наводящий вопрос. Если главная заповедь — любить Бога всем сердцем, то в чем главная проблема человека?


Главная проблема грешника в том, что он больше всего любит самого себя, пытается сам быть своим богом, а истинного Бога — своего Творца и Спасителя — ненавидит (см.: Ин. 3:19-20, 5:40-42; Лк. 19:14). Для настоящего спасения необходимо покаяние — «перемена ума», когда человек в корне меняет свое отношение к греху, к самому себе, а главное — к Богу. Православные справедливо обвиняют протестантов в том, что мы склонны понимать Евангелие и спасение в «потребительском» смысле. Подчеркивая спасение «независимо от дел», мы иногда представляем всё так, будто Бог вообще не требует от спасаемых никаких дел.


Для дополнительного исследования этой темы я рекомендую прочесть маленькую, но очень глубокую книгу Уолтера Чантри «Евангелие сегодня: истинное или измененное», которая доступна в Интернете.


Одна из причин искаженного, потребительского восприятия спасения среди протестантов — это недостаточное понимание Евангелия Царства Божьего. Многие ошибочно думают, будто центральная идея Благой Вести — это сообщение о том, как отдельно взятый грешник может избежать ада. На самом деле в центре Евангелия стоит Сам Бог и Его Царство.


Давайте вспомним, как Христос начал Свою публичную проповедь. Евангелие от Марка говорит, что Иисус начал возвещать Благую Весть о Божьем Царстве (1:14), и первые Его слова были: «…исполнилось время и приблизилось Царство Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие» (1:15). В греческом перед словом «Евангелие» стоит определенный артикль, и последнюю фразу можно перевести так: «веруйте в эту Благую Весть». Получается, что суть Радостной Вести, которую возвестил Господь и в которую призывает веровать: «приблизилось Царство Божие»!

Будучи молодым христианином, я понимал слово «Евангелие», как меня научили, то есть примерно как «Четыре духовных закона». Но иногда у меня возникал вопрос: а как же первые слушатели Христа могли понимать Его весть? Ведь они же не знали, что Он собирается умереть на кресте за наши грехи. Они понятия не имели о Его искупительной жертве. Это видно, например, из того, как даже самые близкие ученики спорили с Иисусом по этому поводу (см.: Мф. 16:21-22) и каждый раз, когда Спаситель говорил им о Своей жертве, ничего не могли понять (см.: Лк. 18:34). То есть евреи, которые первыми услышали Христову весть, не могли понимать ее как «Четыре духовных закона». Неужели Господь говорил им слова, значение которых было им неизвестно?


На самом деле иудеи очень хорошо знали, что означало «Евангелие Божьего Царства». Современные христиане часто плохо понимают Ветхий Завет и его связь с Новым, и это не позволяет им правильно увидеть значение Евангелия.


Прежде всего, ошибочно думать, будто греческое слово эвангелион — исключительно библейское. В древности это слово употреблялось в различных контекстах. Например, когда гонец приносил весть с поля боя о победе — это было «евангелие». Или, если у царя рождался наследник, глашатаи несли народу это «евангелие».


В новозаветном контексте мы имеем дело как раз с Евангелием о победе и о рождении царя. Необходимо вспомнить, в каком положении находились евреи на момент прихода Иисуса Христа. Ведь они уже несколько веков томились под гнетом языческих империй. В эпоху царей Бог наказал Израиль за грехи, отступничество, идолопоклонство. Сначала Ассирийская, а затем Вавилонская империи завоевали Израиль и Иудею, разрушили Иерусалим, храм, многих убили и увели в плен. Бог продолжал обличать Свой народ через пророков, призывая к покаянию.


И пророки также обещали восстановление и спасение в последние дни. Они говорили, что Бог пошлет Своего Помазанника (евр. Машиах, греч. Христос), то есть Царя из рода Давида. Этот царь принесет Божьему народу восстановление, прощение грехов, спасение от власти языческих правителей. С Его приходом Бог изольет на Свой народ множество благословений, они победят своих врагов и будут наслаждаться гармонией и благополучием в земле обетованной. Вот некоторые из множества пророческих текстов об этом: Ис., гл. 11; 25:6-9; 52:6-7; Иер. 23:5-8; 31:31-34 (новый завет); Иез. 34:11-31; гл. 37.


Через семьдесят лет после окончательного разрушения Иерусалима Навуходоносором некоторая часть иудеев смогла вернуться в свою землю. Но настоящего восстановления Израиля не произошло. Пророк Даниил признает, что евреи даже в плену не покаялись как должно (см.: Дан. 9:13-15). Поэтому Бог объясняет ему, что плен продлится еще на долгое время, которое обозначено символической цифрой «семьдесят седьмин», то есть около 490 лет до пришествия Помазанника (см.: Дан. 9:24-26).


На смену Вавилонской империи приходит Мидо-Персидская, затем — Греческая, и, наконец, — Рим. Под властью римских завоевателей и

 находились евреи, когда явился Иисус.


Теперь должно быть понятнее, какое Евангелие Он принес Израилю. Однажды в субботу Иисус пришел в синагогу, взял свиток Исаии и стал читать из 61-й главы: «Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение и узникам открытие темницы, проповедовать лето Господне благоприятное». Это описано у Луки (4:18-19). Понятно, почему все в синагоге, затаив дыхание, смотрели на Него (4:20). Ведь Он прочитал один из главных пророческих текстов о Мессии, Который их освободит. Тогда Иисус заявил: «Ныне исполнилось Писание это, слышанное вами» (4:21). Фактически этим

Он заявил: «Я — Мессия».


Именно так евреи и поняли Его, но многие не поверили. А те, кто поверил, готовы были бросить свой бизнес, своего отца и пойти за Ним (см.: Мф. 4:17-22). Почему? Конечно, ученики подчинялись Его авторитету, так как уже понимали, что перед ними Божий Посланник. Но также они хотели участвовать с Ним в освобождении Израиля от врагов. Они понятия не имели о Его крестном пути, поэтому и спорили с этим. Апостолы (как и другие евреи) думали, что Христос (Мессия, Царь) возглавит восстание против римлян и установит благословенное царство, как во времена Давида. Поэтому они и просили себе высоких должностей в этом царстве (см.: Мф. 20:20-24), не понимая Его слов о кресте (см.: Мк. 10:32-38). Поэтому даже Иоанн Креститель, уже находясь в темнице, засомневался: «Ты ли Тот, Который должен прийти, или ожидать нам другого?» (Мф. 11:3). Он, вероятно, тоже ожидал быстрого установления Божьего Царства, и «бездействие» Иисуса смущало его.

Господь же терпеливо учил их, что Царство, которое Он принес, — «не от мира сего» (Ин. 18:36), то есть оно не человеческое, а Божье. Оно «не придет приметным образом» (Лк. 17:20), то есть не будет установлено видимым политическим путем, ибо это Царство «внутри вас есть» (17:21) — оно начинается с сердец, которые преклоняются перед Царем. Но, начавшись с малого, впоследствии должно вырасти до огромных размеров ливанского кедра (см.: Иез. 17:23; Мф. 13:31-32) и победить все царства мира сего (см.: Дан. 2:34-35, 44). Распространению этого Божьего Царства христиане должны посвятить себя прежде всего (см.: Мф. 6:33). И о победе этого Царства на земле нам заповедано постоянно молиться (см.: Мф. 6:9-10).


Иисус открыл людям, что Он установил Божье Царство на земле в Свое Первое пришествие. Он поручил Церкви распространять его. И во второе пришествие Христа Его Царство достигнет всей полноты и славы.


Толпы людей приветствовали Иисуса при въезде в Иерусалим, крича «благословен Царь, грядущий во имя Господне!» (Лк. 19:38; Ин. 12:13), ибо думали, что Он вот вот должен явить Свое Царство в Израиле (см.: Лк. 19:11). Но когда Иисус был арестован, то многие сочли Его самозванцем, так как Он не исполнил их ожиданий. И через пять дней многие кричали уже «распни!». Даже ученики Его были разочарованы, потому что до последнего момента не понимали сути избавления, совершаемого Христом. Они всё «надеялись было», что Он «избавит Израиля» от политического гнета (см.: Лк. 24:21).


Евреи забыли, что было их главной проблемой, причиной всех бедствий и страданий. Грех — вот главное зло и причина скорбей. Они хотели избавления от наказаний, от последствий греха, не понимая, что Спаситель пришел избавить Свой народ не от последствий только, а прежде всего от корня проблемы — от самого греха (см.: Мф. 1:21).


Как похожи современные христиане на тех иудеев. Сегодня людям тоже больше хочется избавления от последствий, от наказания, а не от самого греха. Вот и склонны мы ограничивать картину Евангелия «спасением от ада», забывая о победе над грехом. Вот и ставим в центр Благой Вести индивидуальное спасение от вины, а не всемирную победу Божьего Царства.


Истинная же Благая Весть сосредоточена на Боге и установлении Его Царства.


Евангелие можно сформулировать сначала вообще без упоминания о человеке. Например: «вот благовестие… Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1 Ин. 1:5). Наш Бог — святой, непричастный злу, и это само по себе уже Благая Весть!

Ну а практическое применение Благой Вести к человеку всегда включает покаяние. Вот «вечное Евангелие», которое возвещает ангел (Откр. 14:6-7): «Убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его, и поклонитесь Сотворившему небо, и землю, и море, и источники вод».


Такова настоящая библейская Благая Весть. Мы должны верить в богоцентричное Евангелие Божьего Царства и проповедовать его. Тогда мы будем верны учению Господа Иисуса и не будем предлагать людям «потребительское Евангелие».


Отрывок из книги «Диалог с Православием» Андрей Мурзин 

Нет комментариев
Добавить комментарий