За движение и творчество отвечает одна часть мозга

Ученые Стэндфордского университета обнаружили удивительную связь между креативным решением проблем и повышенной активностью мозжечка – структуры, расположенной в задней части мозга и в основном ассоциируемой с центром координации движений тела.

Ученые записали импульсы активности мозга у участников исследования в тот момент, когда те писали слова или рисовали зигзаги, примеры которых вы можете видеть в приложенной диаграмме.

Мозжечок, традиционно считающийся центром совершенствования навыка и центром контроля движений, ранее не признавался необходимым для творчества. Новое исследование – совместный труд медицинского факультета и Института дизайна им. Хассо Платтнера в Стэндфорде – является первой попыткой обнаружить прямые доказательства того, что этот участок мозга вовлечен в творческий процесс.


«Наши наблюдения показывают насколько мы продвинулись в понимании физиологии творчества», – заявил главный автор исследования Аллан Райсс (Allan Reiss), доктор, профессор радиологии, психиатрии и бихевиоризма.

Исследование, опубликованное 28 мая в журнале Scientific Reports, также предполагает, что изменения в верхних исполнительных центрах мозга в сторону более высокого порядка скорее мешает, чем помогает творческому процессу.

«Мы обнаружили, что активация исполнительных и контрольных центров мозга – тех частей, которые дают вам возможность планировать, организовывать и управлять своими действиями, негативно сказывается на творческих способностях», – сказал Райсс.


«Творчество является невероятно ценным человеческим качеством в любом предприятии, будь то игра или работа, – продолжил Райсс. – В искусстве, науке и бизнесе творчество является мотором, благодаря которому достигается прогресс. Как практикующий психиатр я даже вижу его значимость в межличностных отношениях. Люди, мыслящие творчески и гибко, зачастую достигают наилучших результатов».

Исследование началось около трех с половиной лет назад, когда Грейс Хоуторн (Grace Hawthorne), магистр искусств и бизнеса, консультант и помощник профессора в Институте дизайна, преподающая курс навыков дизайн-мышления под названием «Креативный спортзал», и одна из ее студенток обратились к Райсу, ранее изучавшему чувство юмора и другие высшие уровни когнитивного мышления. Они спросили, может ли Райсс объективно измерить уровень творчества, чтобы убедиться в том, что курс Хоуторн позволяет студентам развивать его.


«Мы, честно говоря, не знали как это сделать, – сказал Райсс. – Поэтому решили разработать исследование, которое даст нам основную информацию по нейрофизиологическим процессам, определяющим уровень творчества».

Как измеряется творчество?

Как бы ни было востребованно творчество, его нелегко измерить. Как заявил ведущий автор исследования Маниш Саггар, доктор философии, а также член команды учителей в Институте дизайна, попытки понять нейронные корреляты творчества предпринимались и ранее. В 25 или 30 предыдущих исследованиях принимали участие профессионалы и выдающиесятворческие личности, такие как джазовые музыканты и обладатели премии «Эмми».


«Все хотят мыслить креативно, – заявил Саггар. Однако как можно заставить это делать по команде? Заставляя людей выдавать больше креатива, вы можете получить обратный эффект».

«Проблема усугубляется тем, что мозговые процессы испытуемого подвергаются изучению в то время, как сам испытуемый находится внутри темной тесной камеры МРТ-аппарата. Подобное окружение – не то место, где может ярко проявиться творчество, сказал Саггар. – Поэтому креативность лучше всего измерять в веселой обстановке».


Саггар позаимствовал свой подход из игры Pictionary, суть которой в том, чтобы с помощью рисунка объяснить своей команде какое-то слово или понятие. Он выбрал глаголы, такие как «голосовать», «истощать» и «приветствовать», а затем вместе с Райсс и другими коллегами протестировал 14 мужчин и 16 женщин, записывая активность мозга посредством функциональных МРТ-сканов, пока испытуемые рисовали слово или, для сравнения, зигзаг, который требует запуска и контроля моторики, однако не связан с творчеством. Участникам давалось 30 секунд на слово, что достаточно, чтобы добиться спонтанной импровизации, но мало для того, чтобы вызвать скуку.

«Мы никому не говорили: «Проявите творчество!», мы просили: «Нарисуйте слово», – объяснил Райсс.


Рисунки делались на специальном безопасном для МРТ электронном планшете, разработанном одним из авторов исследования, Робертом Догерти (Robert Dougherty), доктором философии и директором по исследованиям в Стэндфордском центре когнитивной и нейробиологической визуализации. Рисунки затем были посланы Хоуторн и Адаму Роялти (Adam Royalty), исследователю в Институте дизайна, также разработчику исследования. Они отдельно друг от друга оценили рисунки по пятибалльной шкале пригодности (изображалось ли то, что должно было) и шкале креативности (как много элементов содержал рисунок, насколько он был оригинален).


После выхода из камеры МРТ испытуемые должны были оценить по степени сложности слова, которые им пришлось рисовать. Увеличение субъективной сложности рисования слова соответствовало увеличению активности в левой префронтальной коре, где расположен исполнительный функциональный центр, вовлеченный в процесс внимания и оценки. Однако высокая оценка креативности, позже присужденная экспертами, ассоциировалась с низкой активностью исполнительного функционального центра. Высокая креативность связывалась с большей активностью мозжечка.


При анализе выяснилось, что определенное количество областей мозга было более активным, когда испытуемые рисовали слова, а не зигзаги. Пики активности наблюдались в мозжечке и участках коры мозга, которая вовлечена в координирование моторики и действует как визуальный блокнот. Активизация этого участка в момент детального рисования особого удивления не вызвало. Однако увеличение активности мозжечка было неожиданным, как была неожиданной и связь этого процесса с высокими баллами за творчество, после полученными от экспертов.

У обезьян этот участок мозга особенно активен при изучении и повторении новых движений. Однако эти находки могли направить исследователей на неверный путь. Как сообщил Саггар, новые анализы показывают, что в отличие от мозжечка обезьян, человеческий мозжечок имеет сильную связь не только с моторикой, высшим центром контроля движений, но и с другими частями коры головного мозга.


«Анатомические и теперь уже функциональные показатели доказывают, что мозжечок не просто координирует движения», – сказал Саггар.

Он и его коллеги считают, что мозжечок может быть способен на моделирование всех новых видов поведения, как самый передний район мозга, который делает первоначальные попытки произвести это поведение. Мозжечок потом перенимает это на себя и в повторяющейся последовательной манере усовершенствует поведение, освобождая передние доли коры головного мозга для новых задач.

«Похоже, что мозжечок является координационным центром всего остального мозга, позволяющим другим областям быть более эффективными», – сказал Райсс.


«Как показывает наше исследование, иногда усиленные попытки быть креативным являются не лучшим вариантом оптимизации творческих способностей, – сказал он. Хотя ваши усилия выдать творческие результаты и включают наиболее активные зоны исполнительно-контрольных участков, вы на самом деле можете таким образом снизить их активность».

Саггар выразился проще: «Чем больше вы об этом думаете, тем больше все портите».


Источник: Science Daily

Перевод: Анна Углева
Нет комментариев
Добавить комментарий